Контора пишет
Блог

Смотрит Тихановского, одобряет санкции, боится ареста и просит прощения за то, что молчала раньше. Снытина – о том, что творится в Беларуси

Искренний монолог топ-баскетболистки.

До выборов в августе 2020-го и последовавших за ними репрессий баскетболистка Екатерина Снытина никогда не выражала свою гражданскую позицию, а сейчас просит прощение за свое молчание. Беззаконие, которое творится в стране, заставило спортсменку заговорить. В начале нынешней весны Снытина заявила, что завершает карьеру в сборной, которой отдала более 15 лет, потому что не хочет играть во славу режима.

Снытина завершила карьеру в сборной, чтобы не быть частью «пропаганды режима» – беларусы восхищены поступком, но не могут не грустить

Концовку сезона Екатерина провела в турецком «Несибе Айдын», а сейчас находится с друзьями и родными в Вильнюсе. Там активно принимает участие в акциях протеста против беларусской власти, выражает солидарность с соотечественниками, попавшими под пресс, ужасается тому, что говорит и творит Лукашенко, и не понимает, почему сборницы, с которыми она играла много лет, сохраняют режим тишины.

«У меня нет большой радости от того, что еще один турнир в Беларуси [чемпионат Европы по велотреку] отменился. Все это делается для того, чтобы в Европе, да и во всем мире понимали, в каких условиях сейчас находится наша страна. И приезд спортсменов в нашу страну небезопасен. Это плохо как для самих атлетов, так и для людей, которые сейчас сражаются в Беларуси за свободу и правду.

Перед чемпионатом в стране могли бы пройти очередные зачистки, чтобы показать, что здесь все хорошо. А мы всей нацией сейчас шатаем режим, вытаскиваем из стены по кирпичику. И отмена турнира – очередной кирпичик, без которого стена вскоре рухнет.

Есть мы – те, кто борется за свободу, есть ябатьки, а есть те, кто молчит все время. Последние автоматом перешли под крыло режима. Сейчас нет трех сторон – существуют только две. Если ты молчишь, значит, ты априори на стороне режима. Если мне напишет какой-нибудь сторонник нынешней власти, что мы делаем только хуже, я в ответ могу сказать так: «А почему ж вы молчали и ничего не провели для того, чтобы, например, этот чемпионат состоялся?» Если честно, вообще не могу понять, как на эту ситуацию, да вообще на то, что происходит в стране, смотрят ябатьки.

Сейчас в Беларуси идет планомерное уничтожение собственного народа, люди в тюрьмах умирают, их убивают. Беларусы по причине морального давления совершают суициды. Понятно, что это ненормально. И если раньше можно было сказать, что ты ничего не видишь и ничего не слышишь, то сейчас так говорить нельзя. Если ты молчишь, то режим уже автоматом причисляет тебя к себе.

Я никогда в жизни не голосовала, и своим молчанием, бездействием поддерживала режим. А проснулась только сейчас. Впрочем, в таком же положении оказались многие, мне же люди пишут и говорят, что тоже спустя годы проснулись и увидели, что происходит в стране.

Беру на себя ответственность, что нынешняя ситуация в стране произошла в том числе из-за меня, потому что я все время молчала. Я не вникала в ситуацию, я не пыталась изменить ее к лучшему. Действительно, я причисляю себя к тем людям, которые молчали и привели Беларусь к нынешнему положению.

Я никогда не считала, что мой голос что-то изменит. До лета 2020 года не знала никаких политических имен кроме Лукашенко. Никогда не вникала в политику. Более того, с 17 лет я 9 месяцев в году проводила вне Беларуси. Поэтому не обращала внимания, по сути, даже не интересовалась тем, что происходит на Родине. Я мыслила, как некоторые иностранцы: вот, в стране красиво, чисто, Лукашенко – крепкий хозяйственник. Все тихо, стабильно. Но спустя время все-таки вникла.

В конце августа начала смотреть канал «Страна для жизни», причем с первых выпусков, и очень многое поняла. Мне было интересно, как Сергей Тихановский ездил по деревням, разговаривал с людьми. Смотрела и подсознательно понимала, что да, у меня в стране такое есть. Просто никогда до этого не вникала и даже не старалась это понять. Но оказалось, что всё под носом.

Когда находишься за границей, беззаконие в Беларуси воспринимается немного по-другому, но не проще. На протяжении года я общаюсь с беларусами и вижу, что у них настроение накатывает волнами. То репрессии какие-то, то задержания, то еще что-то...

Не знаю, как бы я себя вела, если бы была в Минске все это время. Может, испытывала бы животный страх высказываться. Но я сейчас за границей, поэтому могу что-то делать, говорить, кричать о нашей ситуации, рассказывать мировой общественности о том, что происходит в Беларуси. Но это все равно тяжело, потому что на Родине у меня друзья, близкие, родные. И волнение есть как за них, так и за беларусов, которых я даже не знаю.

Когда смотрю видео событий из Беларуси – похороны, насилие, что-то другое – просто плачу. По-другому это уже невозможно воспринимать. Моментально накатывается горечь, слезы. Потому что мы все не чужие друг другу, если беларусы. Так и есть! Я это ощущаю даже в Вильнюсе, где живу сейчас. Здесь поддержка ощущается колоссальная. Можно подойти к беларусу, обнять и пойти дальше.

Когда выхожу на митинги в Вильнюсе, чувствую определенную сопричастность с беларусами. Когда в прошлом году уехала в Турцию, не удалось побывать ни на одном митинге в Минске. А здесь, в литовской столице, я выхожу с группой людей на акции поддержки. Совсем недавно мы стояли в поддержку TUT.BY, была акция, где мы требовали от Евросоюза введения санкций. Когда стоишь плечом к плечу с беларусом, держишь бело-красно-белый флаг, чувствуешь свою причастность к чему-то. Может, на видео кажется, что пришли 20 человек, покричали около офиса ЕС и разошлись, так ничего не добившись. Но нет. Это все – очередной способ достать кирпичик из той стены, за которой сидит режим. По чуть-чуть – и мы добьемся своего.

Не знаю, волнуют ли Лукашенко акции, которые проходят за границей. По крайней мере это трогает дипломатов, они обращают на это внимание. Я сама была два раза у посольства Беларуси в Вильнюсе. Пока мы с другими участниками акции стояли, два раза со двора посольства выехала машина. И как минимум этих дипломатов, я надеюсь, мы нервируем.

Сейчас, находясь за границей и участвуя в акциях, я ощущаю спокойствие.

После истории с TUT.BY поняла, что мне страшно возвращаться в Беларусь. Я ехала в Вильнюс с желанием побыть здесь до середины июня, у меня здесь живут друзья и родные. А потом бы уехала в Минск. Но случилась история с TUT.BY. Не знаю почему, но именно после этого я поняла, что мне страшно, я боюсь возвращаться.

Мне кажется, есть большая вероятность, что меня арестуют. И если это произойдет, я вообще ничего не смогу сделать – ни высказаться, ни что-то совершить. Знаю, что некоторым беларусам пишут: «Вот, вы сидите за границей, такие смелые, все говорите. Приезжайте в Беларусь и говорите здесь». Я придерживаюсь такого мнения: мы вернемся, нас всех в течение пары дней арестуют – и тогда работа многих диаспор может просто остановиться. А этого допустить нельзя. Та же беларусская диаспора в Литве – это вообще что-то невероятное. Люди 24/7 что-то делают. Неважно, что случилось – они всегда мобилизованы и что-то делают.

То, что произошло с TUT.BY, если откровенно, стало для меня неожиданным. И пусть кто-то это прогнозировал, предрекал. Для меня TUT.BY – это что-то вечное, его не может не быть. Да, портал освещал протесты и так далее, но при этом всегда давал и мнение государства. Журналисты брали интервью не только у тех, кто борется с режимом, но и у другой стороны. То есть портал старался соблюдать баланс. Но как есть. Пришли, что называется.

Закрытие TUT.BY – это попытка режима зачистить поле независимых СМИ в Беларуси. Три миллиона человек узнавали новости именно на этом сайте. Треть страны фактически. Но TUT.BY перешел дорогу режиму, стал неудобен власти. Поэтому и произошла эта зачистка.

Когда появилась информация, что пришли в офис компании, домой к журналистам, стало интересно, что режим придумает и предъявит людям. Придумали эти налоговые махинации. Честно, в Беларуси уже ничему нельзя удивляться. Финансы – это все такое знакомое, очевидные шаги со стороны режима. Помнишь, у Тихановского нашли 900 тысяч долларов за диваном, а потом говорили, что ему нужно налог заплатить с этих денег. У сотрудников TUT.BY тоже нашли деньги, но в коробке с собачим кормом. Потом в комментариях люди смеялись, мол, силовики не нашли очередной диван. Такие действия властей уже никого не удивляют.

Сейчас в Беларуси такие реалии, что если задержанных не пытают, это уже хорошо. Потому что мы уже прекрасно видели, что было с Витольдом Ашурком в камере, видели Романа Протасевича в гриме и с отбитым лбом. Иногда просто возникают мысли, не пытают ли задержанных в тюрьмах раскаленным железом. Если нет, то хорошо.

Режим будет делать максимум, чтобы удержать людей, в том числе с TUT.BY, за решеткой как можно дольше. Я читала интервью Катерины Борисевич, и она рассказывала, как все в камере надеялись на то, что журналистке «Белсата» Катерине Андреевой дадут наименьшее наказание, чуть ли не из суда отпустят домой. Но Андреевой присудили три года… Как уже сказала, режим сделает максимум, чтобы не выпустить людей.

Не думаю, что режим вымещает на беларусах свою злобу. Просто он живет в страхе, потому что боится своей кончины.

Нынешний режим в Беларуси по локоть в крови, при этом он зверствует не только последний год. Еще до этого беларусы страдали много-много лет. Нынешней власти некуда уже отступать. Да и, откровенно, режим боится новой Беларуси, свободной и честной. Боится как огня. Потому что он уже по локоть в крови.

Когда в воздух подняли истребитель и приказали пилоту посадить пассажирский самолет, я задумалась, что сделал бы пилот, если бы ему приказали стрелять. Думаю, скорее всего, выполнил бы приказ. Просто, как уже сказала, людям из этой системы, тем, кто поддерживает режим, уже нечего терять. И они готовы кажется, на все.

Согласна с Европой, которая инцидент с самолетом называет терроризмом. Перехватили пассажирский лайнер, посадили, сделали, что захотели, только через несколько часов отпустили людей… Но это же не маршрутку на трассе остановить. Я не знаю, как вообще происходили все действия по посадке самолета, но, очевидно, все законы режим забыл. И, главное, забыл, что Европе это не понравится.

Увидев новость, что в Минске экстренно приземлился пассажирский самолет, на борту которого был роман Протасевич, я сказала друзьям: «Ага, экстренно. Случайно в Минке приземлился». Положила телефон, но через 10 минут снова залезла в интернет, потому что было безумно интересно, что происходит с этим самолетом. И увидела то, как режим пытается объяснить свой поступок: то бомба была в самолете, то еще что-то…

Как в белспорте отреагировали на принудительную посадку Протасевича – говорят о терроризме и санкциях, но есть и похвала силовикам

Новости, которые транслирует режим, государственное ТВ, нужно читать наоборот. Это все вранье. Если пишут, что самолет «Афины – Вильнюс» сел экстренно, значит, его заставили сесть.

История с письмом от ХАМАС и последующее заявление организации – это что-то с чем-то. То есть террористы отнекиваются и требуют не пачкать их в той крови, в которой погряз режим в Беларуси. У них свои разборки, и они не хотят быть причастными к тому, что творит Лукашенко. Не знаю, выбрали бы [сейчас] беларусские власти какую-нибудь другую группировку, чтобы как-то оправдать свои действия. А так смотришь на это все, и одновременно хочется и смеяться, и плакать.

Власть продолжает доказывать свою правоту, потому что все отмотать назад уже нереально. Режим будет до конца топить за историю, которую сам и выдумал, в которую сам и поверил. Причем все уже настолько запуталось! Это письмо по электронной почте, какие-то сообщения. Все видят, что это ложь, но власть продолжает стоять на своем. Мне кажется, она надеется, что все со временем устаканится, успокоится, эта история забудется. Может, народ и забудет. Но ты же видишь, насколько сильно инцидент взбудоражил Европу. Буквально за двое суток несколько стран закрыли небо. Европа такое не забывает.

В первые часы после инцидента с самолетом было опасение, что Европа снова «проявить озабоченность». В таком случае каких-то реальных шагов Запада, санкций можно ждать еще полгода. Но Европа от озабоченности очень быстро перешла к действиям. И это замечательно.

Европа и мир хотят нам помочь, но при этом они говорят, что беларусы многое должны делать сами. Никто не придет и не будет бороться вместо нас. Европа может помочь своими шагами, санкциями, ограничениями. Но, в целом, все в руках беларусов. И тех, кто на Родине, и тех, кто за границей.

Да, от санкций страдают в том числе простые граждане. Но это часть процесса борьбы за свободу и независимость. Мы сейчас в таком положении, что после того, что было сделано ранее, после всех жертв, учитывая то, что и сейчас люди страдают в тюрьмах, мы банально не можем остановиться, не имеем на это права. Понимаю тех, кто сетует на то, что не может улететь в отпуск летом и так далее. Но, с другой стороны, вспоминаю сторис в Instagram, которую недавно увидела. Там было написано примерно следующее: «Вы не сможете полететь? А Сергей Тихановский тоже не сможет полететь. Игорь Лосик тоже не сделает этого». Также были перечислены имена еще нескольких наших политзаключенных. Так что это часть борьбы, которая направлена на то, чтобы сделать Беларусь свободной.

Мэр Риги Мартиньш Стакис, поменявший красно-зеленый флаг на белок-красно-белый, это определенно мужик с яйцами. Когда я выложила видео с его поступком, мне в личку полетело много сообщений: и сердечки, и слова, что влюбились в этого человека. Я сама написала чиновнику слова благодарности, как и тысячи беларусов. Это действительно очень сильный шаг. И появилось реальное ощущение, что мы не одни. Не удивлюсь, если детей будут потом называть в честь мэра Риги :). Тем более потом на него надавило руководство ИИХФ. А он взял и заявил, что снимет флаги Международной федерации хоккея. Крутой мужик – не сдал назад.

Выходил с БЧБ еще в августе, любит бокс, состоит в ополчении. Кто такой мэр Риги, который снял госфлаг Беларуси во время хоккейного ЧМ

Режим Беларуси назвал действия с флагом терроризмом. И я подумала тогда: «Ах вот, оказывается, как выглядит терроризм». А что они еще могли сказать? Конечно, беларусские власти всегда будут обвинять кого-то другого, только не себя. Мне кажется, наши граждане скоро перестанут удивляться словам и действиям режима.

Может, у беларусских чиновников тоже проблемы с преемственностью поколений, как бывает в спорте? Потому что посмотришь на тех, кто был на ВНС – это хмурые лица, женщины с начесами, какие-то непонятные личности. И сравнивать этих людей с европейскими чиновниками просто нереально.

Президент – это менеджер, которому доверили управлять компанией, то есть страной. Если ты считаешь, что управляешь нормально, почему боишься собственный народ? Я недавно видела фото, где президент Австрии шел по улице, вокруг – обычные граждане, ничего нигде не перекрыто. Чувак идет на работу и не боится своего народа. Вот и вся разница с реальностью в Беларуси. Когда у нас собирается ВНС, улицы перекрываются, чуть ли не армия в город стягивается. И все почему? А мало ли народ, которому чиновники должны помогать делать жизнь лучше, нападет. В Европе такого не встретить.

Лукашенко говорит, что без него Беларусь развалится. Думаю, изначально это был страх за страну, но сейчас он так говорит потому, что боится исключительно за себя. Поэтому и ездит постоянно с огромной охраной, опасается беларусов. Я вот не понимаю, почему он так уверен, что без него страна развалится. Перед глазами же куча примеров, как в других странах происходили изменения, и при этом государства развивались, становились лучше. Но нет, Лукашенко уверен, что без него – никак и никуда.

Недавно смотрела баскетбольный матч сборной Беларуси против россиянок. И думала: «Как и почему вы молчите?» Посмотрела две минуты и выключила. После этого уже не включала. Просто в один момент поняла, что смотрю не баскетбол, а на людей, с которыми долгое время вместе играла. И в голове – вопрос и непонимание того, как можно в нынешней ситуации молчать.

Не знаю, что чувствуют сейчас в сборной те девчонки, которые подписали письмо свободных спортсменов. Наверное, они боятся. Поэтому и молчат. Хотя я все равно могу сказать, что горжусь ими. Ведь в прошлом году они оставили свои подписи, проявили гражданскую позицию. И это смелый поступок.

Не знаю, последуют ли кто-то моему призыву отказаться выступать за сборные, пока в Беларуси правит режим Лукашенко, но если хотя бы кто-то задумается об этом, для меня это станет маленькой победой. Я не говорю, что сейчас же нужно пойти, собрать сумку и уехать из команды. Нет. Но атлеты в первую очередь должны задуматься, кого они сейчас представляют на международной арене. А потом делать соответствующие выводы и шаги».

Фото: Instagram, tut.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья