Блог Матчбол

Джокович спонсирует 8-летнего теннисиста

SI.com рассказал о восьмилетнем Михайло Топиче – маленьком друге и подопечном Новака Джоковича.

«Августовский вечер, над грунтовыми кортами белградского Теннисного Центра Новак уже включили освещение. На скамейке на 11-м корте лежал рюкзак Head, на котором кириллицей от руки написано сообщение:

«Михайло от Новака. Обожаю твою улыбку. С днем рождения».

Восьмилетний Михайло Топич только что выиграл первый сет спарринг-матча против мальчика, который минимум на полторы головы выше и на два года старше. Счет – 6:1.

Он подошел к скамейке и как настоящий профессионал сделал несколько мелких глотков бледно-оранжевой жидкости из бутылку без опознавательных знаков, а потом запил водой из бутылки побольше.

Михайло – молодой сербский талант – получает поддержку от Новака Джоковича. 12-кратный победитель турниров «Большого шлема» вкладывается в юниорский теннис в сложный период своей карьеры, тот момент, когда его соотечественников на теннисной вершине становится все меньше, а его балканская страна пытается вырастить новых звезд на оскудневающей почве.

Рядом с тем же самым кортом больше двух лет назад Михайло встретил мужчину, экипированного как серьезный игрок. Мальчик по-сербски спросил, могут ли они потренироваться. Мужчина сперва не понял, но когда мама Михайло Нина Топич перевела – согласился.

Полный, круглолицый и доброжелательный игрок осыпал комплиментами координацию и почти безупречную технику Михайло. Мальчик тогда еще не знал, что это Марьян Вайда – бывший тренер Джоковича, работавший с ним 11 лет.

«Я никогда такого не видел, – вспоминает слова Вайды Нина Топич. – Это будущий чемпион».

На следующий день с Михайло играл уже Джокович. Они встретились еще несколько раз, а летом 2016 года была заключено спонсорское соглашение.

«Михайло примерно на два-три года опережает своих ровесников, – рассказывает главный тренер Федерации тенниса Сербии Драган Серер. ­– Новак был таким же. Это указывает на то, что в будущем он может быть очень силен. Но пока рано говорить – сперва он должен подрасти и начать играть турниры. Тогда мы поймем, из чего он сделан».

В теннисном клубе Михайло зовут «маленький Ноле». Он тренируется пять дней в неделю по два часа, совмещая упражнения со спаррингами. По совету отца Джоковича Срджана, турниры он начнет играть не раньше 10 лет. Срджан считает, что поздний старт позволил его сыну повзрослеть и подготовиться к беспощадному давлению.

Тренер Михайло Павле Булич – бывший профессиональный игрок – объясняет не по годам развитый талант ученика его фотографической памятью.

«Он посмотрел, как я подрезаю с бэкхенда. Потом я бросил ему несколько мячей, чтобы он попробовал выполнить удар, и у него сразу неплохо получались. Я поражен. Михайло умеет быстро осваивать сложные вещи, на которые даже у старших ребят уходят месяцы и годы».

Потенциал Михайло увеличивает и то, что он помешан на теннисе. Недавно Булич наблюдал, как внимательно он смотрел тренировку молодой сербской звезды Ласло Джере – а ведь это довольно скучное занятие, которое быстро бы надоело другим детям.

«Если ему разрешить, Михайло будет проводить на корте по 10 часов – в жару и в дождь, – говорит тренер. – Ни разу не было, чтобы он захотел закончить тренировку. Нам всегда приходится выгонять его с корта, чтобы он не перегорел».

Михайло – кареглазый, светловолосый крепыш. Он одновременно и милый мальчик с широкой улыбкой, открывающей неровные зубы, и 130-сантиметровая версия жесткого профессионального спортсмена.

«Даже когда он не играет в теннис, он «играет в теннис», – рассказывает его мама. – Он берет чемодан, собирает в него вещи и ходит из комнаты в комнату, притворяется, что едет на US Open, в Пекин, Шанхай. Он всегда едет туда, где играет Ноле. А потом поднимает кубок, берет игрушечный микрофон и притворяется, что дает интервью».

В последние 10 лет поколение, выросшее во время Балканских войн и натовских бомбардировок, сделало Сербию неожиданной теннисной силой. Но несмотря на всю шумиху, в бедной стране, где живет всего семь миллионов человек, количество официально зарегистрированных игроков, по данным сербской теннисной федерации, упало с 5000 в 2007 году до 2000 в 2017 году.

Серер считает, что проблема возникла на местном уровне – по сравнению в тем, что было, когда он только начал тренировать в коммунистической Югославии, сейчас меньше детей записывается в теннисные секции.

«Ана, Елена, Новак, Виктор, Янко – это представители одного поколения, в котором в целом детей было больше, чем сейчас», – говорит он о родившихся в 80-е сербских звездах.

Миграция и сужающиеся границы сократили население более чем на полмиллиона человек, но Серер считает, что послевоенный экономический кризис – это главная причина, по которой «родители отдают детей в менее дорогие виды спорта».

Работа тренера, аренда кортов и экипировка – которые Михайло оплачивает Джокович в рамках соглашения с необозначенным сроком – могут отнимать у некоторых сербских семей почти половину среднего годового дохода. В Сербии он составляет 4 800 евро.

Саса Петрович, отец 10-летнего Стефана, который играет турниры и тренируется в Теннисном Центре Новака, каждый год тратит на спорт почти 2 000 евро.

«Это очень дорого, но мы находим средства. Клубы и тренеры понимают ситуацию и стараются снижать стоимость», – рассказывает Петрович.

Федерация тенниса Сербии в качестве финансовой поддержки выделяют лучшим юниорам от 2 000 до 20 000 евро каждый год. Обычно в эту группу входит примерно 30 игроков. Серер говорит, что это лишь малая часть того, что требуется для борьбы на международном уровне. Родные и спонсоры должны покрывать остальное.

Адриан Гарсия, бывший профессионал из Чили, с крошечным бюджетом добравшийся до 103-й строчки рейтинга, сейчас работает в Теннисном Центре Новака и говорит, что в сербском тенниса конкуренция очень высокая, хотя количество юных талантов и сократилось.

«Все дело в генах. Тут много крупных, сильных, координированных людей».

Но Гарсия считает, что не хватает упорного труда, к котором он привык дома.

«Когда ты из Южной Америки приезжаешь играть в Европу, то остаешься на три-четыре месяца и играешь все турниры подряд. Билет стоит 1 000 евро, так что ты не можешь постоянно ездить туда-сюда. А в Европе игроки более испорченные. Они проводят два турнира за границей, уже устают и хотят домой. В Сербии я пытаюсь внедрить этот настрой на труд».

Но Гарсия уверен, что Михайло выйдет на пик возможностей. «У него очень сильный характер. Он всегда хочет побеждать и думает только о теннисе».

То, что в будущее Михайло вложился один из самых знаменитых спортсменов мира, заставило Ненада Топича – крупного 190-сантиметрового инженера, который сам спортом не занимался – бросить работу и помогать сыну с теннисом и учебой.

«Если честно, я не хотел, чтобы он попал в теннисный мир, – признается Ненад. – Больше всего я боюсь, что он потеряет детство».

Недавно он посмотрел несколько юниорских турниров в Белграде и теперь переживает по поводу будущего. «Там много напряжения, много неискренности. Родители переживают за результат, часто спорят с судьями за детей. Некоторые семьи друг с другом не разговаривают. Когда ты спрашиваешь, сколько ребенок тренируется, они обычно преуменьшают, и ты только потом от других узнаешь, что они соврали».

Топич хотел бы, чтобы сын выбрал командный спорт вроде баскетбола, где результат меньше зависит от отдельного человека.

«Но все мне твердят, что он выдающийся талант. И мне кажется, что я не имею права ему мешать».

***

Спустя два дня после окончания US Open Михайло вышел на 11-й корт, который все называют «кортом маленького Ноле». Булич с руки бросал ему мяч под бэкхенд.

«Добавь глубины, – требовал он. – Входи в мяч, принимай его раньше».

Но Михайло выглядел раздраженным. Он отправил несколько мячей в сетку и нахмурился. Легкая морось превратилась в дождь.

«Продолжаем», – сказал он Буличу, который неуверенно стоял рядом с корзиной мячей.

Через несколько минут ливень заставил Булича, Михайло и его отца бежать в здание клуба. Тренировка на час прервалась.

«Он недоволен, – говорит Ненад Топич. – По лицу сразу понятно».

К тому моменту, как Михайло вышел из раздевалки в сухой футболке, на которой слева на груди надпись «НОЛЕ», а справа изображен сербский флаг, дождь перестал. На грунтовых кортах появились лужи.

«Тата, – говорит Михайло и смотрит на отца. – Он скоро кончится. Пойдем тренироваться».

Фото: instagram.com/topic_mihailo (1,3,5); Gettyimages.ru/Matthew Stockman, Clive Brunskill/Sony Ericsson

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья