«Все, что было до этого, – футболом можно назвать с натяжкой». Кутузов – про то, как Анчелотти помог стартовать в звездном «Милане»

Как дебютировал в большом футболе

БлогVK1 SPORTS
АвторБэзавы Кіт
29 июля 2020, 19:21
8
«Все, что было до этого, – футболом можно назвать с натяжкой». Кутузов – про то, как Анчелотти помог стартовать в звездном «Милане»

Приветствуем всех в блоге Виталия Кутузова!

В новой рубрике своего блога на «Трибуне» экс-нападающий сборной Беларуси рассказывает о тренерах, с которыми работал на протяжении карьеры. Это как белорусские, так и зарубежные специалисты. Виталий уже разобрал методы работы итальянцев Антонио Конте, Джампьеро Вентуры и Клаудио Раньери, немца Бернда Штанге и белоруса Юрия Пунтуса. Рекомендуем к прочтению! 

Следующий, о ком пойдет речь, – итальянский тренер Карло Анчелотти. Именно он был наставником Виталия Кутузова в «Милане»-2001 – первом европейском клубе молодого белоруса. 

Для оценки выбраны следующие параметры: 

  • Тактическое мастерство
  • Физическая подготовка футболистов
  • Навыки коммуникации и общения с игроками
  • Уровень мастерства тренерского штаба

Присоединяйтесь к VK1: vk1sports@gmail.com | www.vk1.it | Instagram: @kutuz007

***

Наше знакомство началось в середине сезона, когда Анчелотти пришел на место Фатиха Терима. Он появился в Милане, и мне показалось, будто Карло пробыл там всю свою жизнь. Еще в бытность футболистом он был достаточно серьезным игроком по итальянским меркам и провел много лет в «Милане». Ему не нужно было ни с кем знакомиться. На первой летучке тренеру быстро всех представили – и сразу же закипела работа. Анчелотти тут же подобрал ключи к коллективу, объединил его и стал с ним единым целым.

Он пришел посреди сезона и имел определенный карт-бланш, делал такие вещи, за которые часто получал критику в свой адрес. Но благодаря ему я дебютировал в Серии А, ведь он рискнул выпустить молодого парня. Но чтобы это случилось, я очень старался работать на тренировках и у меня многое получалось. Но даже это не отменяло того факта, что я все равно был лишь молодым человеком, который находится в ростере команды. Не более того. И за это я благодарен, что Карло смог поверить в меня, постоянно держал в обойме и дал возможность быть с командой и участвовать во всех ее процессах. Мне хотелось стать частью этого механизма, научиться, узнать и познать, открыть для себя новые уголки футбольного мира.

У Анчелотти была такая система: если человек пришел в команду, то обязательно должен уважать всех людей, находящихся рядом с ним. Независимо от того, игрок ты или тренер – просто обязан уважать всех окружающих. От самого высшего руководства до уборщиц. С помощью таких базовых понятий и формировался коллектив. Прийти в «Милан» и проповедовать другие ценности невозможно. Карло можно охарактеризовать как порядочного, отзывчивого и открытого человека. Он всегда готов прийти на помощь, с ним можно переговорить перед тренировкой. Карло мог даже подойти к тебе в раздевалке, присесть рядом и спросить о делах. Так же было и на поле: шутил, участвовал в играх и даже разыгрывал парней.

В нем сочеталась вездесущность и вместе с тем незаметность в коллективе – он не пытался показать, насколько силен и насколько одержимо держит рычаги управления. Тренер полностью доверился коллективу. Капитаном был Мальдини, имелся ряд серьезных футболистов, которыми он даже не пытался управлять. И каждый из этих игроков был чрезвычайно харизматичен, по-своему индивидуален: Альбертини, Пирло, Гатуззо, бразильцы. Все они просты – и в то же время неординарны. Однажды я появился на базе в порванных джинсах, и это увидел Паоло [Мальдини], который высказал мне: «Виталя, ты все-таки игрок «Милана». После этого я понял, что хоть и молод, но нужно придерживаться в клубе определенного стиля.

Команда начала обретать какой-то рисунок и в последующем выиграла очень много матчей. Заслуга тренера в том, что он нашел ключики к каждому футболисту, ему важно было не ломать и не рушить имеющийся материал. Тем более он знал все сильные качества игроков, это были лидеры своих национальных сборных. Карло просто говорил: «Ребята, я здесь, с вами».

На один из праздников он подарил всем игрокам и всем работникам футбольного клуба галстуки. Это был жест, который многое говорит об этом человеке и его сильных качествах: ему важна каждая деталь большого механизма, он обо всем помнит, знает и бережет.

Тактика. Базовая. Новых, глобальных и сверхъестественных идей, которые я потом видел у других тренеров, не было. Но присутствовала игровая дисциплина, которая до каждого доводилась. Было необходимо знать, что и как делать позиционно на поле. Разбирали предыдущего соперника, что давало понимание необходимых действий на своей позиции и для преодоления каких-то трудностей.

Анчелотти даже не просил, а просто давал ребятам возможность креативить, так как понимал, что у него в обойме лучшие футболисты мира. И если заставить их двигаться в определенных рамках – скорее всего, уменьшился бы их КПД. Когда ты просишь футболиста только об определенных вещах – он перестает фантазировать и делать то, что у него лучше всего получается. Карло выбрал такую позицию, когда он берет сильного игрока и дает ему возможность креативить. И на этой формуле делал по-настоящему сильную команду, не загоняя ее в жесткие тактические схемы. Был и разбор стандартов, после которого каждый человек получал шпаргалку, что ему делать и как себя вести. Но все это базовые вещи, которые делают во всех приличных командах.

Физическая форма. Сложно требовать от больших чемпионов проделывать колоссальную физическую работу. Карло давал парням свободу, чтобы они подходили к себе и своим возможностям максимально профессионально. Благо в то время были возможности, и каждый мог делать все, что ему нравится: работать над собой, правильно есть, правильно пить. Если ты имеешь желание в этом плане развиваться – сразу же открывались все границы, чтобы преуспеть и стать лучшим. У каждого футболиста была возможность подобрать все необходимые инструменты.

Да, мы работали и вся команда должна держать себя в тонусе, но какого-то особенного упора на физику не было. Даже был выбор между тем, чтобы работать вместе с командой или работать по индивидуальной программе и потом все это совмещать. Получалось, что я делаю себя персонально, и затем отдаю эти личные качества команде.

В тот момент я играл мало и мог тренироваться в два раза больше. Чем, собственно, и пользовался: проводил большое количество времени в тренажерном зале с тренерами по физподготовке. Также у меня был тренер по техническому оснащению, с ним мы каждый день работали не менее часа. Так открыл для себя многие вещи, которые даже не мог представить. Даже не знал, что еще есть скоростная и динамическая техника.  И я мог попробовать каждую из этих вещей.

В тот момент была создана лаборатория «MilanLab», в которой начали вычислять индекс травмоопасности: где футболист может получить травму, где он сильно рискует и что необходимо делать для уменьшения рисков. Все-таки ростер клуба стоил огромных денег и была необходимость движения в этом направлении. Под эти нужды было выделено огромное помещение, выделены огромные средства, работали большие серьезные спонсоры – и благодаря этому удалось собрать лучших специалистов со всего мира. Даже использовалось оборудование NASA, чтобы изучить спортсмена-атлета и сделать его лучше. Перед сезоном проводились по очереди около 50 тестов и даже существовала своеобразная турнирная таблица. Это были как подтягивания, так и психология, какие-то челноки. Микс на внимание, реакцию, работоспособность. Полторы недели все футболисты проходили испытания и в конце подводились итоги. И я стал одним из лидеров – по меньшей мере, меня можно было назвать «крепкий малый». 

Затем эти данные выдавались каждому футболисту, по ним выстраивалась определенная программа жизнедеятельности игрока. На ее базе строились рекомендации для футболиста и было понятно, где ему следует прокачать свои навыки, что надо улучшить. И на тот момент Анчелотти пошел на уступки медицинскому штабу и вектору, выбранному клубом, наладилась отличная связь между всем тренерским штабом и медперсоналом. Хотя это была очень тонкая нить. Коуч зачастую хочет командовать и следить за всеми процессами, а здесь он доверился помощникам и дал им возможность создавать.

Анчелотти не слишком участвовал в этих процессах, его это мало волновало. Был важен микроклимат в команде, а физика была переложена на помощников. Конечно, там уже были чемпионы, которых подбирали по определенным алгоритмам: по техническим и физическим параметрам, по необходимости того или иного амплуа. Работала огромная система. И я считаю, это была одна из лучших структур в мире. Индивидуальный подход к каждому футболисту, мониторинг и работа в коллективе — это стало толчком для будущих успехов.

Тренерский штаб. Там были все: несколько человек, отвечающих за обувь, за воду, за нападение, за защиту, за вратарей. Причем эти специалисты были собраны со всего мира, разных национальностей, но их объединяло одно большое дело. У каждого была своя цель, и все старались максимально выложиться. И я думаю, что все результаты и успехи – плод труда огромного количества людей. Но прежде всего был человек, который всем этим управлял, сделал фундамент, подобрал коллектив. Человек, который вошел в историю, – президент Сильвио Берлускони. Он всегда хотел видеть атакующую манеру игры, и Анчелотти всегда ему говорил: «Да, президент, мы сработаем. Я выпущу как можно больше нападающих». Но все эти годы играл с одним-двумя форвардами, находил компромисс. Вице-президентом был Адриано Галлиани – один из ведущих менеджеров итальянского футбола, а сейчас уже и политик. Арьедо Брайда – один из лучших людей в футбольном спортивном мире, сейчас работает в Барселоне. «Милан» был по-настоящему близок к идеалу. Казалось, не бывает все настолько организованно и выверено до мелочей. Я учился всему лучшему и старался применить в своей жизни.

Коммуникация. Анчелотти – очень культурный, общительный, добрый, отзывчивый. При всем этом – скромный и застенчивый. Просто Человек с большой буквы. Он хоть и мало говорил, но его слушали, за ним готовы были идти вперед – будь то молодой игрок или возрастной.

Анчелотти был как скромным, так и мог после игры улететь на вертолете. И это не говорит, что он пытался всем что-то доказать – это была нужда. За ним прилетала жена, забирала его и улетала. Да и тогда не нужно было никому ничего показывать. В этом и кроется секрет Карло Анчелотти. Если сравнить его с большими тренерами, которые встретились в моей карьере дальше, то Карло все-таки улыбнулась удача поработать со звездами огромной величины. Звездами на генетическом и профессиональном уровне. По сути, в его команде всегда были лучшие, и если ему доверяли президенты и спортивные директоры – то это большая заслуга.

Ведь если ты сам не представляешь что-то из себя, будет очень сложно вести за собой группу звезд, больших личностей. Здесь выходят наружу любая фальшь и ложь. Поэтому нужно иметь харизму, собственное лицо, быть отзывчивым и коммуникационно сильным. Видеть и чувствовать буквально все.

У нас сложились прекрасные отношения, тренер всегда меня поддерживал. Ему нравилось, как я прогрессировал и с какой самоотдачей тренировался. В свою очередь я тоже пытался делать как можно больше и лучше. Соглашался на все, что мне предлагали, и пытался участвовать во всех процессах клуба. Часто получал похвалу после игр сборной – особенно когда забивал мячи. Но так сложилось, что в последующем я много играл против «Милана» и делал это очень хорошо. У меня получались действительно классные игры, и парни из команды шутили, что я для них «кость в горле».

Поэтому могу сказать Анчелотти большое спасибо за настоящий дебют в большом футболе. Ведь все, что было до этого – большим футболом можно назвать с натяжкой. Спасибо! И даже если я не играл, он подходил и говорил: «Виталя, все нормально. Не переживай, готовься, старайся, работай – это нужно прежде всего тебе». Поддержка была сплошь и рядом.

***

Затем был переход в аренду в «Спортинг». По трансферу я разговаривал с Арьедо Брайда, который сказал, что там меня очень ждет румынский тренер Ласло Болони. И вообще обо мне тогда очень хорошо отзывались румыны – в большинстве своем благодаря напарнику по «Милану» Козмину Контре, выступавшему за сборную этой страны. И чтобы у молодого парня была практика – лучше отправить его поиграть. Вот и была возможность отправить меня в Лиссабон. Это все решал не тренер, а руководство в лице Брайды, он контактировал напрямую со «Спортингом». Тренер ведь должен тем и заниматься, что тренировать, а не выбирать состав. Да, он может сказать, что нуждается в усилении, но только после этого ему будут искать игроков. У нас же на тренера взвалены все обязанности, которые физически невозможно сделать качественно: он берет футболистов, проводит тренировку, теоретическое занятие, а потом еще встречается с директором. В «Милане» понимали, что мне нужно постоянно играть, и эта аренда далась легко. 

И немного приоткроем тему в память о Капском 

Вместе со мной в «Милан» приехал Анатолий Анатольевич Капский. Думаю, когда он увидел эту огромную систему, у него в жизни случился переворот. Именно после той поездки он начал делать тот БАТЭ, который мы видим сейчас. Он изменил свои взгляды, мировоззрение, у него появилась цель. И я был искренне за него счастлив. Анатольевич понял, что такое по-настоящему большой и сильный клуб, и после этого открылись новые горизонты и перспективы. Возможно в глубине души он хотел быть похожим на Адриано Галлиани. Поэтому мы и имеем тот самый БАТЭ сейчас. Это стало переворотом и в моей действительности.

Светлая память. Анатолий Анатольевич останется в нашем сердце и душе. Спасибо за то, что был рядом в начале трудного пути!

***

Следующего тренера в рубрике вы можете выбрать сами. Для этого проголосуйте за наиболее интересного вам кандидата в этом опросе

Фото: www.gettyimages.com; www.acmilan.com/

Другие посты блога