Блог О духе времени

В Польше оправдывают убийцу 79 белорусов – местные фанаты считают его героем

И проводят марши в его честь на глазах у родственников погибших.

1 марта в Польше отмечается Национальный день памяти «проклятых солдат», которые боролись за самоопределение страны после окончания Второй мировой. Особенно популярна дата у футбольных фанатов и «народовцов» – так в Польше называют националистов. Но в обществе достаточно много противников «проклятых бойцов»: от их деятельности, допускавшей террор, страдало мирное население. Наиболее противоречивой фигурой из списка является капитан Ромуальд Райс по прозвищу Бурый. Фанты возводят офицера в статус героя и называют дважды «проклятым», а белорусы, проживающие на Белосточчине, вспоминают его с ужасом.

«Проклятые солдаты»

Большинство солдат, впоследствии ставших проклятыми, прошли испытание Второй мировой. Как правило, они сражались в составе Армии Крайовой – крупного подпольного формирования, задачей которого являлось восстановление суверенитета Польши. Ее бойцы сначала бились против немецкой оккупации, а потом пытались дать отпор наступавшим советским солдатам. Но войска, подчинявшиеся польскому эмиграционному правительству в Лондоне, цели не достигли – в стране установился коммунистический режим, а Польша стала называться народной республикой.

Многие бойцы Армии Крайовой от идеи борьбы не отказались и снова ушли в подполье. На территории ПНР действовал десяток организаций, объединенных одной целью – свержением власти советов. Повстанческие формирования вступали в открытые вооруженные конфликты с государственной армией и милицией и вели подрывную деятельность против режима.

«Проклятые солдаты»

От партизан страдало и мирное население. Жителям деревень приходилось делиться с солдатами провизией и собственностью, даже если они не разделяли революционных идей. Многие историки подтверждают факты грабежей, мародерства и даже убийств гражданских в селах, а еще массовые гонения евреев, которых считали пособниками «жидокоммуны». Но об этом в Польше сегодня публично вспоминают с неохотой, а любой аргумент против «проклятых солдат» парируется «борьбой за независимость».

В начале 50-х большую часть сопротивления силами отрядов НКВД, польской армии и милиции удалось уничтожить. Хотя единичные ячейки продолжали действовать – последнего известного «проклятого» убили в 1963-м.

Командиры повстанческих бригад были арестованы, объявлены преступниками и приговорены к смертной казни. Один и самых громких процессов состоялся 1 марта 1951 года, по итогу которого расстреляли семерых лидеров повстанцев. После развала СССР демократические власти Третей Речи Посполитой реабилитировали подпольщиков и стали их называть «проклятыми»: они боролись за благо польского народа, но долгое время считались бандитами. В 2011 году руководство правящей консервативной партии «Право и справедливость» объявило 1 марта национальным днем памяти «проклятых солдат».

Каждый год патриоты, среди которых много фанатов и народовцов, выходят на марши по всей стране и чтут память погибших воинов. Мероприятия часто сопровождаются правой символикой и националистическими лозунгами «Бог. Честь. Отечество», «Смерть врагам Отечества», «Раз серпом, два молотом красную голоту». Во время шествий националистов, как правило, проводятся контрманифестации «левых» и противников «проклятых солдат». Наибольшие споры в обществе вызывает почитание капитана Ромуальда Райса, который долгое время считался военным преступником из-за массовых убийств православных белорусов на Белосточчине.

Бурый

Ромуальда по прозвищу Бурый, как и многих польских парней, в 1939 году бросили на защиту страны от немцев. После капитуляции Польши Райс попал в плен к Красной Армии – заключение отбывал в тюрьме в Березе-Картузской. После освобождения вошел в состав польского подпольного Союза вооруженной борьбы, с которым сражался против вермахта на стороне Советов и участвовал в освобождении Вильнюса, а позже присоединился к Народному войску польскому.

Ромуальд Райс

С приходом коммунистов к власти Райс с единомышленниками дезертировал из НВП и развернул партизанскую деятельность вместе с Национальным военным сопротивлением. Бурый получил звание капитана, а также несколько отрядов в подчинение. Подразделения Райса вели террористическую борьбу против оперативных групп НКВД, Войска польского и милиции на Подляшье.

«Кого-то застрелят, а кто-то спасется. На все воля Бога!»

Ситуация на Белосточчине, которую Сталин после войны отдал Польской народной республике, была непростая. Староста повета Бельско-Подляского в письме описывал недоверитильные и даже иногда враждебные отношения между поляками и белорусами, которых среди 190-тысячного населения территории насчитывалось практически поровну. Напряжение усиливалось также нежеланием православных белорусов, которые всю жизнь жили на этой земле, переезжать в БССР по договору о переселении между Польшей и СССР. Подпольщики подозревали представителей другого вероисповедания в пособничестве коммунистической партии и в письмах угрожали сжечь деревни, если православные их не покинут.

В начале 1946-го партизаны перешли от слов к делу. Бурый и его «проклятые солдаты» провели карательную операцию, сценарий которой частично напоминал «Хатынь». Сначала партизаны Райса неудачно атаковали деревню Хайнувка, где получили отпор от советских солдат. Отступая, они захватили около 40 возчиков, конфисковали повозки и лошадей. Пленных забрали с собой в соседние Залешаны. Деревню показательно сожгли. Жительница Хайнувки, которой было пять лет, когда произошли события, рассказывает:

«Приехали к нам в деревню и сказали, что наших возчиков забрала какая-то банда. Помню, как мама плакала и кричала… Соседу удалось удрать. Он потом рассказывал маме, что когда Залешаны горели, он прошептал моему папе: «Федя, бежим». Но папа ответил: «Как я могу бежать, если на моем возу сидит сам шеф Бурый. Может, нас дальше повезут, а, может, отпустят».

Бурый и его отряд, 43 год

Но не отпустили. Тех, кто не сумел доказать польское происхождение – прочитать «Отче наш» на польском и перекреститься по-католически – расстреляли под Старыми Пухалами. Затем партизаны устроили рейд по близлежащим деревням Зани, Шпаки и Концовизна – их постигла участь Залешан. Часть жителей, среди которых были женщины и дети, заживо сгорела в домах, кого-то расстреляли. Всего в те дни погибло 79 белорусов.

Некоторым удалось выжить в том кошмаре. Одна из спасшихся – Клаудия Колыжиньска, в семилетнем возрасте ей удалось бежать вместе с сестрой из горящего дома в Залешанах. Она вспоминает:

«Нас всех позвали в дом, якобы на собрание. Здание окружили солдаты, двое с карабинами стали у входа. Сначала приказали выйти сыну солтыса. Ему было 16 лет. Он не хотел выходить, руки целовал солдату. Его силой вывели во двор и застрелили, а потом еще одного человека из соседней деревни. Мы разрыдались: «Боже, Петю убили!»

Потом двери закрыли и дом подожгли. Соседние постройки тоже придали огню. Одна женщина прокричала: «Бежим, кого-то застрелят, а кто-то спасется. На все воля Бога!» Мы выбили двери и побежали. Все вокруг горело. Солдаты стреляли нам вслед, но пули летели над головой. Наверное, смиловались».

«Действовал без намерения уничтожить белорусское и православное население»

Осенью 1946-го после череды неудачных выступлений Райс осел на дно. Спустя несколько месяцев он объявился на западе Польши недалеко от границы с ГДР, где занял должность в управлении городка Карпач. Но вскоре с госслужбы ушел и занялся бизнесом – вместе с женой держал прачечную. В конце 1948 года Бурого задержали по обвинению в военных преступлениях на Подляшье. Суд приговорил Райса к смертной казни, но вину капитан не признал. На вопрос, зачем его люди расстреляли возчиков, бросил: «За плохое отношение к подпольным организациям». В исполнение приговор привели 30 декабря 1949-го.

После развала СССР польский суд символически отменил наказание Райса, но Институт национальный памяти признал его виновным в геноциде белорусов на Белосточчине – решение закрепили юридически. С приходом к власти «Права и справедливости» в стране сменилось руководство, и оно начало новое расследование деятельности Райса. 11 марта 2019 года капитана оправдали. «Бурый Действовал без намерения уничтожить белорусское и православное население на территории Польши. Вина Бурого заключается в том, что он допустил ситуацию, в которой потерял контроль, что привело к смерти людей, не зависимо от его намерений», – говорится в официальном сообщении ИНП.  

Однако после того, как МИД Беларуси потребовал у посла Польши разъяснения ситуации, представитель Института национальной памяти заявил, что историки не имеют права юридически оправдывать Райса. Точка в деле пока не поставлена.

«Бурый – наш герой»

«Проклятые солдаты» нередко появляются на стадионах Польши. Каждый год фанаты чтут память погибших в борьбе за независимость перфомансами или просто текстовиками. «Выклентая (проклятая – польск.) армия, мы о вас помним», – можно услышать на каждом матче польской лиги в конце февраля – начале марта.

Особое место в среде киболей – так поляки называют радикальных футбольных фанатов – занимает Ромуальд Райс. Бурому посвящают стикеры, футболки и распространяют его биографию.

«Ромуальд Бурый Райс – мой герой». Стикер фанатов «Лехии»

В 20-тысячной Хайнувке, которая лежит в 50 километрах от Белостока, и сейчас большинство жителей – православные. Среди них есть и родственники погибших от рук отряда Бурого. Православным до сих пор указывают, что они здесь чужие, а также напоминают о страшных событиях 73-летней давности. На улицах городка не раз замечали свастику и надписи «Польша для поляков», «Бурый – наш герой». Местные подозревают в этом локальный фан-клуб «Ягеллонии» – «Хайнувка».

С февраля 2016-го киболе «Яги» совместно с националистической организацией ONR (Национально-радикальный лагерь) начали ежегодно проводить марш в Хайнувке в честь Райса и других «проклятых солдат». Их цель – «возродить» город, который «ментально» не польский.

«Хайнувка – город, расположенный на восточных окраинах нашей страны. Но действительно ли это так? Территориально – да, но ментально... Именно там наших героев называют бандитами и убийцами [...] Но все когда-то заканчивается. Сейчас пришло время нас – поляков, решительных, которые хотят уничтожить последний бастион коммуны в Польше [...] Идет новое поколение – оно несет городу возрождение», – заявляют организаторы в приглашении на мероприятие.

Ежегодно в Хайнувке собирается по несколько сотен солидарных фанатов и националистов, которые приезжают со всей страны.

Флаги ONR, баннеры суппорта «Ягеллонии» и заряды «Бурый – наш герой» – неотъемлемые атрибуты марша.

На акцию всегда стягивают серьезные силы стражей порядка. Народовцы маршируют в окружении полиции, которая не дает им сцепиться с местными противниками Бурого. Стороны обмениваются проклятиями, но до серьезных стычек пока не доходило. Год назад журналистка спросила у одного из лидеров фанатов «Ягеллонии» Давида Полешука, зачем они восхваляют того, кто убивал невинных людей. На что он невозмутимо ответил: «На войне всегда есть случайные жертвы. А Бурый вел войну».

Фото: Kibice.netbialystok.wyborcza.plolsztyn.gosc.plstrajk.eu

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья