О духе времени
Блог

Прорежимная прыгунья заверяет, что из допинга ест лишь сало, но попалась на туринаболе – за него беларусов лишили многих медалей ОИ

Хотя теоретически в сале может быть что-то похожее.

На днях легкоатлетка Анастасия Мирончик-Иванова засветилась в очередном проекте на госТВ – получилось, по нашему мнению, не настолько ярко, как в прошлый раз, но тот перформанс перебить сложно.

Сидевшая на ВНС с Лукашенко прыгунья почти час вещала на госТВ: запуталась во флагах, считает, настоящие болельщики игнорируют события в стране

Теперь же оказалось, что последовательно поддерживающая режим Лукашенко 32-летняя спортсменка запомнила своим моментом счастья, как ее политический кумир как-то раз помахал ей с трибун, и с таким бэкграундом прыгунья хочет «многое сделать для народа». Но даже на госТВ иногда задают не самые приятные вопросы – и Мирончик-Ивановой пришлось отвечать про двухлетнюю дисквалификацию в 2016-м. «Неприятно где-то это вспоминать, но что сделано, то сделано. Это, мне кажется, какая-то игра международной системы WADA. Я не собираюсь ни перед кем оправдываться, особенно перед людьми, которые говорят, что я допингистка, и всякую грязь выливают. Я знаю, моя совесть чиста», – ответила спортсменка не только Анне Эйсмонт, а после добавила: «Всегда с собой берем беларусское сало и с удовольствием употребляем его в пищу, так как сало – это наш беларусский допинг». Последняя мысль, кстати говоря, позаимствована у кумира, высказавшегося три года назад.

Александр Лукашенко: «На этапах Кубка мира в холодильнике нужно держать сало. Это самый лучший белорусский допинг»

Вообще допинг приносил Мирончик-Ивановой и положительные эмоции – единственная медаль мирового уровня, бронза ЧМ-2011, перешла к легкоатлетке после дисквалификации соперницы. Что касается негативного опыта, в 2016-м МОК заставил Мирончик-Иванову пропустить Игры в Рио, а потом и забанил, потому что обнаружил в ее пробе с ОИ-2012 метаболиты (попросту говоря, следы присутствия) дегидрохлорметилтестостерона, более известного под коротким названием туринабол. Это анаболический стероид, как и все на основе тестостерона, помогающий нарастить мышцы и ускорить восстановление организма, был разработан еще в 1960-е в ГДР, откуда распространился в другие страны соцлагеря. Популярность ему долгое время обеспечивала проблема с обнаружением доступными антидопингу методами, но потом туринабол вроде бы уступил более совершенным стимуляторам (но, кажется, не в наших широтах, о чем подробнее ниже).

Мирончик-Иванова в начале 2017-го сильно возмущалась из-за бана в интервью – не понимала, почему «кто-то где-то хранит пробы и вскрывает емкости с ними, когда хочет» (похоже, о механизме перепроверки проб прыгунье до того не рассказывали), призывала согласиться, что нахождение продуктов распада спустя четыре года после пробы «не поддается нормальной логике», и кивала на «международную политику», обвинив в «наглом устранении конкурентов» США (сразу видно – государев человек). Тогда же легкоатлетка открестилась от приема запрещенных препаратов. Похоже, это до сих пор болезненная тема для семьи спортсменки – так, Анастасия заблокировала в инстаграме главреда Олега Горуновича после одной занятной ситуации: мама Мирончик-Ивановой под одним из постов накатила на Александру Герасименю, припомнив ей допинговую историю, а Горунович поинтересовался у мамы про аналогичную историю ее дочери – и Анастасия ввела санкции.

Родилась семимесячной, попадалась на допинге, участвует в откровенных фотосетах. Мирончик-Иванова – одна из главных поклонниц Лукашенко

Однако ситуация Мирончик-Ивановой, как бы ей ни хотелось думать, далеко не уникальна и никак выбивается из общего ряда. Примерно в одно время с ее случаем метаболиты туринабола начали массово находить в пробах многолетней давности различных спортсменов – потому что в начале 2015-го WADA и МОК официально признали новый метод обнаружения этих самых метаболитов. Он позволял находить следы туринабола, принятого в течение полугода до сдачи пробы – у других способов этот срок ограничивался тремя неделями. Инноватор – не кто иной, как бывший директор Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков (в соавторстве со своим замом Тимофеем Соболевским), на основании показаний которого раскрыли госсистему допинга в России с последующим лишением страны флага на топ-турнирах, а вся российская легкая атлетика на годы улетела в бан. Причем метод был создан на российские же средства – экс-глава легкоатлетической федерации страны-соседки Валентин Балахничев описывал это так: «В свое время у Минспорта [России] был выбор – исследовать генный допинг или туринабол. Тонкие стратеги почесали лысины и заплатили колоссальные бюджетные деньги Родченкову и Соболевскому за туринабол. Теперь он ловится, а генный допинг – нет».

Новый метод за якобы большой процент ошибочных результатов нещадно разносили российские ученые и чиновники (занятно, что до отъезда Родченкова в США и дачи им показаний критиков видно не было), однако главы ряда антидопинговых лабораторий по всему миру подтвердили журналистам, что метод прошел все необходимые проверки и доказал свою надежность, иначе его бы не утвердили. Впоследствии Спортивный арбитражный суд также отклонял апелляции дисквалифицированных из-за перепроверок (пересматривали в первую очередь пробирки с летних ОИ 2008-го и 2012-го годов). А забаненных было много – и почти все представляли постсоветское пространство.

В Беларуси проблема туринабола была и остается заметной – только в легкой атлетике вместе с Мирончик-Ивановой в 2016-17 годах лишились олимпийских результатов и получили отстранение от спорта еще шесть человек: метатели молота Оксана Менькова (у нее забрали золото ОИ-2008), Дарья Пчельник (ей после дисквы Меньковой могла перейти бронза, но нет) и Павел Кривицкий, толкатели ядра Надежда Остапчук (потерявшая бронзу Пекина) и Павел Лыжин, бегунья Светлана Усович. Отдельной бедой туринабол стал для беларусской тяжелой атлетики – из медалистов ОИ Пекина и Лондона проверку новым методом выдержал один Андрей Арямнов, еще четыре медали канули в Лету, а сборную страны сначала на год отстранили вообще, а потом запретили выставлять на Игры в Токио больше двух спортсменов. Искоренить вещество это не помогло: в 2019-м положительную пробу сдал штангист Вадим Лихорад. Даже на минских Европейских играх копилка медалей оскудела из-за все того же туринабола – золота был лишен борец греко-римского стиля Кирилл Грищенко, у которого допинг обнаружили в паре с другом и коллегой Сергеем Стародубом, после чего последовало заявление, что вещество спортсменам подсыпали. Тактика, заметим, далеко не новая.

Враги против белорусского спорта: как нашим подсыпали допинг (но это не точно)

А может ли запрещенный препарат теоретически обнаружиться в организме Мирончик-Ивановой или любого другого спортсмена из-за употребления пока что разрешенного WADA сала? Это, конечно, вряд ли, но теоретически – оказывается, возможно! Дело в том, что анаболические стероиды, бывает, вводят животным, которых готовят на убой – для все того же более быстрого роста массы, что и у спортсменов. Такой способ также официально запрещен во многих странах – ведь у метода множество побочных эффектов, которые могут пагубно влиять на качество мяса, но нарушения случаются регулярно. Например, анаболик нандронол (он же ретаболил), на котором погорел не один атлет, вводят для ускорения роста поросятам – и препарат вполне может оказаться в свином сале, особенно с прожилками. Другой вопрос, сколько его надо съесть, чтобы включить в процесс метаболизма человека – по некоторым оценкам, даже сырого мяса на это понадобится около двух килограмм за один присест. Но кто знает, какие кулинарные предпочтения у беларусской певицы-прыгуньи.

При этом куда вероятнее принять вместе с мясной продукцией другой запрещенный препарат – кленбутерол. Правда, производить сало он как раз мешает – потому что обладает жиросжигающим действием, зато блокирует разрушение мышечной массы. Такой набор свойств одинаково подходит и фермерам, которые хотят получить со скота как можно больше мяса на выходе, так и спортсменам, которым нужно согнать массу, не потеряв в силе. В спорте кленбутерол запрещен повсеместно, а вот в животноводстве разрешен, например, в Мексике – так что об опасности употребления мяса оттуда предупреждает даже беларусский антидопинг. И недаром – в 2018-м один из сильнейших боксеров мира прямо сейчас Сауль Альварес провалил допинг-тест именно из-за кленбутерола, объяснив его попадание в организм как раз мексиканским мясом в рационе. Атлету поверили, но это помогло лишь сократить дисквалификацию до полугода. Хотя в том же 2018-м американский коллега Мирончик-Ивановой по прыжкам в длину, бронзовый призер ОИ-2012 Уилл Клэй был оправдан местным агентством, которое сочло версию с попаданием кленбутерола в организм спортсмена через мясо правдивой, а малую дозу вещества – поводом не назначать спортсмену наказания.

Фото: zphc-ru.xyzfishcrab24.rusteroidow.net

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья