О духе времени
Блог

«На меня давили, называли три условия, выполнив которые, останусь в безопасности». Экс-главная в Беларуси по шахматам – о сменщике-силовике и закрытии школы ФИДЕ

Узнали, чем сейчас живет беларусский вице-президент Международной федерации шахмат.

Несмотря на то, что шахматы в Беларуси – не самый популярный вид спорта, однако и здесь беларусские чиновники в последний год проводят активные идеологические чистки. Еще в 2020-м вынуждена была покинуть страну Анастасия Сорокина – вице-президент ФИДЕ и уже бывший председатель федерации шахмат Беларуси. Она подписала письмо за честные выборы и против насилия, после чего была задержана у себя дома и доставлена в РУВД якобы под предлогом финансовых проверок федерации. Порвали со сборной Беларуси и ведущие гроссмейстеры: Владислав Ковалев теперь соревнуется под флагом ФИДЕ, а Ольга Баделько представляет на турнирах Россию.

Но и на этом режим не успокоился. На днях стало известно, что власти заблокировали детскую школу ФИДЕ, учредителем которой являлась как раз Сорокина. Ну а 30 октября в федерации шахмат произошли кадровые перестановки – уже по сложившейся в нынешней системе традиции главным шахматистом стал силовик. Отныне федерацией будет рулить бывший сотрудник службы безопасности Лукашенко, полковник, ныне начальник отдела кадров «Белавиа»  (компания, которой грозят санкции и в которой проводились кадровые чистки по политическим мотивам) Сергей Сычук.

Телеграм-канал «О, спорт! Ты – мир!» связался с Анастасией Сорокиной и узнал ее мнение о последних изменениях в беларусских шахматах, а также о том, куда вообще идет вид спорта в стране.

– Очередной силовик возглавил спортивную федерацию Беларуси. Как вы отреагировали на это?

– Я человека [нового руководителя] не знаю. Надеюсь, он просто очень любит шахматы, поэтому захотел возглавить федерацию :).

– Думаете, это было желание Сычука, или его все же поставили?

– Насколько знаю, в прошедших выборах участвовали всего 20 делегатов, хотя обычно приезжает больше людей. По какой причине так произошло, не знаю, потому что я уже практически отошла от беларусских шахмат, не наблюдаю за тем, что там происходит, после того, как в мае сложила полномочия председателя федерации. В общем, конференция была реально малочисленная. Знаю, что кандидатом на пост председателя был и Николай Зарубицкий. Но он в итоге снял свою кандидатуру в пользу Сычука и вошел в состав исполкома. Достаточно частая история, когда какой-то человек хочет оставаться в руководстве, но понимает, что председателем не станет, поэтому снимает свою кандидатуру в обмен на что-то. Посмотрим, как события будут развиваться дальше. Что ждет шахматы в Беларуси, мне сказать пока сложно.

ОМОН не был жестоким, Левченко посадили по делу, с выборами всё ок. Адепт Лукашенко из федерации шахмат – об отказе Беларуси от топ-турнира

– А приход очередного силовика в спортивную сферу – для Беларуси это уже норма?

– Мы видим, что сейчас многие федерации возглавляют люди из силовых структур. Остается только надеяться, что этими функционерами движет искреннее чувство и любовь к виду спорта, которым они управляют. И люди верят в то, что смогут вывести спорт на новый уровень.

Но, с другой стороны, в моем понимании ненормально в первую очередь то, что в стране министром спорта является бывший сотрудник службы безопасности.

– Вы говорите, что в мае сложили с себя полномочия председателя федерации шахмат. Однако в отчете о недавней конференции на сайте Минспорта сказано, что с 14 июля вы были отстранены от должности.

– Наверное, там работают в замедленном режиме, чиновники не читают документы, где сказано, что я сама сняла с себя полномочия еще в мае. Мое заявление было в открытом доступе, я отправляла его как в попечительский совет федерации, так и ФИДЕ, а также размещала в социальных сетях.

– А формулировка, что вы были отстранены, вас как-то трогает?

– Дело в том, что, к моему большому сожалению, я не нахожусь в Беларуси уже долгое время, и причины этому понятны. После моего задержания в октябре 2020 года я уехала из Беларуси, потому что мне поступали прямые угрозы, оказывалось давление. Со стороны кого? Скажем так, сверху из спортивной сферы. В общем, сложилось так, как сложилось, в любом случае дальше продолжать работу в федерации было просто невозможно, я не видела, каким образом это можно сделать.

Забрали из дома, изъяли телефон, держали семь часов. Замглавы мировых шахмат провела в минской милиции день рождения дочки

Те, кто на меня давил, прямо называли три условия, при выполнении которых я останусь в безопасности. Первое – я должна уйти с поста председателя федерации шахмат. Второе – я должна уйти с поста вице-президента ФИДЕ. Третье – в Беларуси должна прекратить работу школу шахмат ФИДЕ. Что касается моей должности в федерации, я уже сказал – не видела возможности продолжать управление структурой после всех событий в стране. Я даже предложила провести отчетно-выборную конференцию в декабре 2020-го.

Что касается моего поста в ФИДЕ, то эта должность выборочная, и выбирают тебя делегаты из всех стран мира, а это порядка 200 человек. Проходит закрытое голосование. Я была выбрана на четыре года, в июле 2022-го истекает срок моих полномочий.

А про школу шахмат вы уже знаете – там арестовали счета. Честно, я до последнего думала, что ее не тронут, но, как видим, угрозы выполняются очень четко.

– Чем школа не угодила властям?

– Думаю, тут стоит спрашивать, чем не угодила я. А давление на школу – это уже последствия разбирательств со мной. Люди, которые последний год активно рвались к власти в федерации шахмат, способствовали всем мероприятиям, которые, скажем так, сопровождают меня.

– Вы говорите о своем бывшем заме Зарубицком?

– Мне кажется, фамилии не стоит называть, но люди, причастные к шахматам, понимают, о ком я говорю. Понимают и те, о ком я рассуждаю.

– Арест счетов школы шахмат – это было ожидаемо?

– «Предложение» закрыть школу поступило мне еще в сентябре прошлого года, после того, как я выразила свою позицию и подписала письмо [за честные выборы и против насилия]. Но я все-таки надеялась, что школу не тронут, потому что какие-то моральные принципы и рамки должны быть. Я, конечно, могла выйти из состава учредителей школы и таким образом отвести от нее угрозу, но мне казалось, что детей трогать не будут. Но оказалось, что мне казалось.

– Заблокированы счета, впереди – ликвидация?

– Насколько знаю, любая организация, у которой заблокированы счета, работает очень недолго. А тут еще нужно понимать, что школа работала на полной самоокупаемости. С заблокированными счетами, в условиях всех событий, которые происходят сейчас вокруг беларусских шахмат, очевидно, что школа функционировать точно не будет.

Что ж, надеюсь, что те знания, которые получили дети, обязательно им пригодятся. Ну а я буду делать все, чтобы дети, которые хотят продолжить свое шахматное обучение, делали это в Беларуси и под руководством тренеров с высокими моральными качествами.

– Родители детей связывались с вами, может, просили как-то помочь?

– Конечно, были звонки, сообщения. Но чем тут можно помочь? Идет полное давление, пресс, уничтожение. И бороться с ветряными мельницами просто бессмысленно. Я благодарна ученикам, их родителям, которые все это время были с нами. Надеюсь, что шахматы они не бросят. И в один день мы обязательно встретимся.

– Вся ситуация вокруг беларусских шахмат – ваш вынужденный отъезд, силовик во главе федерации, закрытие школы – поднимается на уровне ФИДЕ?

– Коллеги в курсе, они следят за тем, что происходит в Беларуси. И имиджа беларускому спорту все события точно не добавляют.

– А какие-то ответные действия со стороны международной федерации могут последовать?

–  ФИДЕ активно наблюдает и обеспокоена сложившейся ситуацией. И я благодарна всем коллегам, которые на протяжении года поддерживали меня и продолжают это делать.

– Вы по-прежнему являетесь вице-президентом ФИДЕ. Насколько сильное влияние вы имеет в международной федерации шахмат?

– Дело в том, что в ФИДЕ всего десять вице-президентов, и на заседаниях ФИДЕ раз в квартал мы обсуждаем текущие вопросы, принимаем решения. Все имеют одинаковое право голоса.

– Почему вы тогда не можете инициировать разбирательство случаев дискриминации в беларусских шахматах и заставить ФИДЕ разобраться с тем, что происходит?

– Безусловно, я информирую руководство ФИДЕ о том, что происходит в беларусских шахматах. В ФИДЕ знают о закрытии школы, вся шахматная общественность в курсе. Реакция соответствующая.

– Если говорить прямо: вас просто выжили из беларусских шахмат и из страны?

– Не знаю, уместно ли такое слово.

Я шла в беларусские шахматы для того, чтобы развивать вид спорта, в глубине души была мечта провести в стране всемирную шахматную Олимпиаду. Кто-то считал, что это нереально, что мы никогда не выиграем заявку. Мы шли шаг за шагом к этому, заслужили право, но случилось то, что случилось – правительство отказалось от проведения соревнований. Но я обещаю, что Олимпиада в Беларуси все равно состоится. Когда-нибудь.

– Вам не предлагали отказаться от своих взглядов, забрать свою подпись в обмен на должность в федерации?

– Нет, таких предложений не было. Я подписала письмо, высказала свою позицию в международной прессе, поэтому сверху никто мне не предлагал компромиссные решения. Сразу поставили условия.

– Вы за шахматами в Беларуси наблюдаете со стороны и видите отток топовых спортсменов, которые уже выступают под другими флагами. Тот же гроссмейстер Владислав Ковалев с июля на соревнования ездит под флагом ФИДЕ. Вы в этом никакого участия не принимали?

– Еще нужно сказать, что Ольга Баделько уже стала частью российской команды. Но это личное решение каждого спортсмена, процедура смены флага несложная. Так что каждый шахматист действует самостоятельно.

– А вы поддерживаете ведущих спортсменов Беларуси не выступать под беларусским флагом?

– Не могу даже как-то прокомментировать это, потому что, повторюсь, это решение каждого человека. Но, определенно, в Беларуси сейчас созданы такие условия, при которых спортсменам крайне сложно развиваться.

– Шахматы в Беларуси, особенно в сегодняшнее время – это вымирающий вид спорта?

– Думаю, пик интереса к шахматам пришелся на момент, когда мы выиграли право проведения всемирной Олимпиады. У шахмат Беларуси была возможность громко заявить о себе. У детей появился интерес, начали открываться частные школы. А сейчас… А что сейчас не вымирающее в Беларуси? Причем это касается не только спорта, но и любой другой отрасли. Шахматы в стране существуют в настоящий момент лишь на республиканском уровне.

– Чем вы сейчас занимаетесь?

– Живу и работаю в Риге, занимаюсь проектами «Шахматы для детей с аутизмом» и «Шахматы для беженцев». В ФИДЕ курирую эти два направления. Также принимаю участие в организации международных турниров, один из них недавно прошел в столице Латвии, несмотря на локдаун. На соревновании не было зафиксировано ни одного ковид-заражения, что очень порадовало.

– А что под собой подразумевает проект «Шахматы для беженцев»?

– Это достаточно давний проект, который в ФИДЕ развивался на локальном уровне в некоторых странах. Но с этого года мы начали сотрудничество с представительством ООН в Кении. Проект развивается очень активно, лично я курирую направление Girls Club. Гроссмейстеры проводят уроки с девочками, проводятся турниры.

– Какие у вас дальнейшие планы?

– Сейчас учусь в одном из университетов Латвии, получаю степень магистра. Пока не знаю, буду ли получать докторскую степень. Буду и дальше заниматься шахматными проектами. Для меня главное, что семья рядом, я полностью сконцентрирована на учебе, работе и родных.

Фото: из личного архива Анастасии Сорокиной

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные