О духе времени
Блог

Мог уехать в Европу, но выбрал «Астану», верит в Концевого и удивлен выбором Павлюченко, не спешит ругать лимиты. Рахманов – о сборной и ЧБ

Не побоялся подписаться в Казахстан, когда там было очень неспокойно.

К 31 году Артем Рахманов успел поиграть в шести странах, включая Беларусь. Футболист проверил себя в первенствах Эстонии, Молдовы, Украины, Польши, Швеции, а в первой половине января 2022-го подписал контракт с «Астаной» из Казахстана.

«Мы более зажатые и зашуганные». Белорус поиграл в Швеции, Польше и Молдове и теперь сравнивает

В интервью телеграм-каналу «О, спорт! Ты – мир!» Рахманов рассказал, как решился поехать в страну, где только что жестко подавили народное возмущение, поделился мнением о лимитах в чемпионате Беларуси и о том, к чему приведет массовый отъезд сильных исполнителей из страны, вспомнил самых интересных партнеров по «Руху» и то, как бизнесмен Зайцев объяснил отставку тренера Альшевского.

– Казахстан – седьмая страна с учетом Беларуси, где вы будете играть. Откуда такое желание пробовать новые чемпионаты?

– А я по жизни всегда стараюсь использовать моменты, чтобы выйти из зоны комфорта. Легионерский опыт – тот самый выход из зоны комфорта. Ведь нужно сталкиваться с новой культурой, языком, менталитетом. И, естественно, в каждой стране свой уровень футбола. Попадая в новый чемпионат, я таким образом повышаю свой уровень игры.

– Казахстан – то место, где можно повысить уровень мастерства?

– Если взглянуть на все предложения, что у меня были, то «Астана» – самый подходящий вариант. Клуб с большими амбициями, ставит высокие задачи, что немаловажно для меня. Об уровне чемпионата Казахстана мне тяжело говорить, потому что никогда там не играл, но я общался со многими ребятами, которые уже имеют такой опыт. А это достаточно сильные и качественные футболисты. Так что, уверен, для меня это шаг вперед.

– Откуда вам еще поступали предложения?

– Был вариант европейского направления, куда я постоянно стремился. Но это не то, что я хотел. Впрочем, если бы не появился вариант с «Астаной», то мог бы и уехать в Европу. Если конкретно, в высшую лигу чемпионата Швеции. Плюс были разговоры по высшей лиге Беларуси, была возможность остаться в «Рухе». Но предметный интерес ко мне проявляла только «Астана», поэтому и согласился на этот вариант.

– Как семья отреагировала на очередной отъезд?

– А моя семья – это супруга и кошка :). Да, возникали мысли, чтобы осесть, но внутренне я не чувствую, что раскрыл свой потенциал, что мне пора остепениться. Нет такого ощущения. Поэтому с радостью принял очередной зарубежный вызов. А если говорить о том, что мне уже 31 год... Это же просто цифры, внутреннего потолка у меня нет. Если есть спрос, если позволяет здоровье, то почему бы и не согласиться поиграть еще.

– Плюс, думаю, «Астана» предложила неплохие финансовые условия.

– Понятно, что деньги больше, чем в Беларуси, но это все равно не космическая зарплата. Раньше в футболе Казахстана были совсем другие суммы, сейчас – все немного по-иному. Поэтому и мне не предлагали фантастические финансовые условия. Да и, если откровенно, меня в первую очередь привлекло то, что «Астана» ставит перед собой максимальные задачи, это один из самых титулованных клубов в стране. Мне всегда хотелось попасть в такую команду, которую, условно говоря, можно сравнить с БАТЭ. Чтобы понять, каково это – играть в команде с ментальностью победителя, постоянно быть под давлением и стрессом.

– С Максом Эбонгом, который также играет в «Астане», консультировались?

– Мы с ним пересекались в сборной, поближе познакомились уже в команде на сборах. Но решение я принимал полностью самостоятельно, ни с кем не консультировался и не советовался.

– Недавно в Казахстане были массовые акции протеста. Вас те события не пугали перед подписанием контракта?

– Откровенно, изначально были опасения. Переговоры с «Астаной» начались до Нового года, до всех событий. Но когда мы уже практически решили вопрос, максимально приблизились к подписанию контракта, в стране начались волнения. Мы с супругой, конечно, следили за событиями, но так, поверхностно, не влезая глубоко. Плюс у меня был постоянный контакт с руководством клуба, и меня убедили, что бояться нечего. Так что я успокоился и подписал контракт.

– Вы стали одним из почти четырех десятков футболистов, кто покинул высшую лигу в это межсезонье. По этому показателю зима в белфутболе особенная?

– Наверное, да. Многие уехали, но я бы сказал, что это несет в себе и плюс. Например, для национальной команды. Многие игроки сборной будут играть в зарубежных чемпионатах, конкурировать с сильными оппонентами, развиваться. Думаю, есть хороший спрос на беларусских игроков.

– Не кажется ли вам, что люди просто ищут способ уехать из беларусского чемпионата?

– Скажем так, ЧБ – не потолок для спортсмена, который ставит перед собой высокие цели, амбициозные задачи. Очень здорово, что люди не боятся выходить из зоны комфорта и пробовать себя на другом уровне.

– Игроки выбирают в том числе и команды ФНЛ. Во второй лиге России лучше, чем в «вышке» Беларуси?

– Трудно сказать, я там не играл. Это лучше узнавать у людей, которые туда уехали, почему они сделали такой выбор. Хотелось бы верить, что они уезжают, так как видят для себя возможности развиваться в ФНЛ, прогрессировать. Может, едут в команды, которые ставят перед собой высокие задачи – выйти в РПЛ, например.

– Московское «Торпедо»?

– Это про Дениса Лаптева :)? Не знаю, буду отвечать только за себя. Мне хочется верить, что если человек уезжает из страны, то он это делает для того, чтобы прогрессировать. И не думает только о деньгах. Понятно, финансовые условия немаловажны, все мы ответственны за свои семьи, но я, повторю, хочу верить, что люди в первую очередь хотят прогрессировать и повышать свой футбольный IQ.

– Некоторые футболисты не скрывают, что уезжают из Беларуси, так как в ЧБ, учитывая введенные лимиты, некомфортно играть.

– Возможно, причина оттока футболистов и в этом.

А какое ваше отношение к лимитам?

– Понимаете, в АБФФ сидят люди, руководители, и они же думают, когда строят какие-то планы. Только время покажет, насколько эффективны и оправданы эти планы.

– И все же, лимиты на зарплаты, на молодых, на легионеров делают чемпионат Беларуси сильнее?

– Условно говоря, все лимиты заработают только в этом году, поэтому в конце сезона давайте посмотрим и поговорим по поводу того, эффективны ли они. Выводы будем делать спустя время.

– Лимиты на зарплаты – 8,5 тысяч рублей для обычных игроков и около 16 тысяч – для тех, кто провел не менее 50 процентов матчей за сборную в течение последних двух лет. Такие цифры для беларусского футбола – нормально или все-таки мало?

– Давайте исходить из возможностей клубов. Для команд, которые не обладают большими финансовыми возможностями, и без лимитов жизнь будет нормальная, зарплаты там плюс-минус такие, а то и меньше. Что касается топов, то если эти лимиты распространяются и на легионеров, то… Для участия в еврокубках качественные легионеры – немаловажный фактор. Хочется же приглашать игроков, у которых есть опыт игры на европейской арене. А на 8 тысяч рублей такие футболисты вряд ли поедут.

– Что ждет белфутбол с такими лимитами? Чемпионат страны станет слабее?

– Нынешний период можно назвать перезагрузкой. Понятно, что если в командах будет мало качественных легионеров, то конкуренция в самом чемпионате снизится. С другой стороны, у молодых игроков появляется шанс проявить себя. Да, может, чемпионат потеряет в плане достойного выступления наших команд на евроарене, но клубы, может, изменят свои подходы в подготовке молодых игроков. У молодежи появится больше желания проявить себя.

Вообще, тут можно дискуссировать много и долго. Но насколько эффективны лимиты и к чему они приведут, можно будет сказать лишь спустя время.

– Вы сказали, что белфутбол потеряет в плане достойного выступления наших команд в Европе. А есть что терять?

– Очевидно, с каждым годом результаты в еврокубках у нас все хуже. Но, мне кажется, у команд из каждого чемпионата есть периоды откатов. И это лучшее время для того, чтобы пересмотреть принципы своей работы, структуру, систему подготовки, финансовую часть. Пересмотреть, чтобы потом вернуться на прежние высоты в еврокубках. Просто на все это нужно время и терпение.

– Время и терпение нужно для того, чтоб дождаться результатов и от национальной сборной?

– Естественно. Сейчас сходу что-то глобально поменять невозможно. Но отток наших игроков за границу не может не принести пользу национальной сборной. Георгий Кондратьев ведь говорил, что будет круто, если многие сборники будут играть за рубежом – там совсем другие скорости, сопротивление. Главное, чтобы уехавшие не сидели на лавке, а играли, прогрессировали. Посмотрим, насколько футболисты готовы прежде всего с психологической точки зрения. С легионеров спрос всегда больше.

– Несколько наших игроков поехало в Европу. Можно сказать, что западным чемпионатам стали интересны беларусские футболисты?

– Не сказал бы, потому что не так и много игроков пока уехало на Запад. Павлюченко – в Польшу, Концевой – в Чехию, Климович – в Венгрию. Главное теперь закрепиться, показать себя и доказать, что и в Беларуси есть игроки, на которых стоит обращать внимание.

– С вратарем Павлом Павлюченко вы играли в «Рухе». Как думаете, что его ждет в «Термалицу»? И не удивились ли вы тому, что он перешел в последнюю команду чемпионата Польши?

– Если честно, удивился. Все-таки это лучший вратарь чемпионата Беларуси-2021, думал, у него будут посерьезнее варианты. Но, с другой стороны, это высшая лига Польши, турнир однозначно посильнее беларусского. Пусть команда последняя в Экстраклассе, но Паше предстоит провести матчи на серьезном уровне. Думаю, у него все получится. Павлюченко – парень с головой, работает над собой, обладает желанием и крутыми данными.

– Что прогнозируете по Артему Концевому?

– Можно в шутку сказать, что это мой воспитанник :). Мы два года поиграли вместе в Бресте, я ему много где подсказывал, помогал. Парень реально талантливый, для нашего чемпионата достаточно сильный. Можно сказать, это неограненный алмаз. С Артемом я всегда на связи, и знаю, что он в «Банике» себя достаточно комфортно чувствует, тренерский штаб на него рассчитывает. Уверен, у Артема все получится.

– Концевой дорос уже до команды из чемпионата Чехии?

– Думаю, «Баник» – как раз уровень Артема. В нем я вообще не сомневаюсь. Понятно, что парню еще нужно много работать, нужно окрепнуть и физически, и ментально, но то, что Артем знает, какие у него слабые места, над чем нужно работать, это однозначный плюс. Главное, чтобы без травм.

Думаю, когда Артем забивал сборной Уэльса, этот момент однозначно открыл глаза европейским скаутам на игрока, который к тому же находится в прекрасном возрасте.

– Когда вы ехали в сборную, думали о том, что можете заинтересовать европейцев?

– Нет, таких мыслей не было. Возраст уже осознанный, моя основная задача была – познакомиться со сборной, потому что для меня это был первый вызов. Хотелось показать себя, помочь команде добиться положительного результата. А уже какие-то личные задачи уходили на второй план.

– Оба матча с вашим участием – против Бельгии и Чехии – сборная проиграла. Как вы оцените свою игру?

– По внутренним ощущениям оценю удовлетворительно. В зачет не занесу, потому что оба матча проиграли, но, в целом, я собой остался доволен. Вернулся на международную арену, спустя почти 10 лет снова надел футболку сборной (с 2009-го по 2012-й Рахманов выступал за «молодежку» – прим.). Это особенные эмоции.

– Вы вообще не удивились, что вас вызвали в «националку»?

– Не сказал бы, потому что «Рух» на тот момент показывал неплохой результат, у нас была достаточно длинная беспроигрышная серия, защита действовала надежно. Я просто делал свою работу, поэтому когда пришел вызов, подумал: раз заметили, значит, достоин, заслужил. Никакого шока или удивления.

– Журналист Николай Ходасевич сказал, что, по его мнению, ваш вызов в сборную – это стечение обстоятельств.

– Ради Бога, это его мнение, каждый имеет право говорить и думать так, как хочет. Ничего против Ходасевича не имею, пусть говорит. Факт в том, что я попал в сборную, сыграл за нее пару матчей. А что этому предшествовало – травмы других футболистов или что-то еще – меня не волнует. Если я буду и дальше работать по полной и заинтересую тренерский штаб, то, конечно, снова приеду и сыграю за команду.

– Скажите, каково играть за национальную сборную, когда вокруг нее столько негатива?

– Оставим этот вопрос без комментариев.

– Тогда поговорим о «Рухе». По сути, за два года вам довелось поиграть в двух разных коллективах. Вспомните «Рух», в который вы приходили в 2020 году.

– Был очень интересный проект, подобралась команда, чем-то схожая по стилю игры с «Гомелем» образца 2021 года. Был сплав молодости и опыта, коллектив был голоден до игры. Как таковых задач перед нами не стояло. Мы сами перед собой ставили планки: играли от матча к матчу и смотрели, к чему придем. Тренерский штаб во главе с Александром Седневым старался развивать молодых футболистов, закладывал серьезную базу, постоянно держал в тонусе команду. Поэтому «Рух» и получился таким задорным, бегущим вперед – мы показывали бесшабашный футбол.

– Почему не удалось добиться результата?

– Много факторов. И команда у нас была неопытная, молодая, и неровный ход по дистанции. Сходу построить коллектив, который сразу бы запрыгнул в тройку призеров, мне кажется, непросто, хотя предпосылки к этому все равно были. Просто на дистанции просели.

– Почему вы согласились на предложение «Руха»?

– Поиграл в «Ислочи», и захотелось выйти из зоны комфорта. Пообщался с руководством клуба, мне обрисовали план развития проекта. Приглашали как опытного дядьку. Я подумал: «Почему бы и нет, пусть и снова придется доказывать свою состоятельность?»

– Как работалось под руководством Седнева?

– Достаточно комфортно, пусть и столкнулся с этим тренером впервые. У него достаточно силовой тренировочный процесс, и даже несмотря на то, что порой было тяжело, но работал я с удовольствием. Думаю, если в итоге вышел в 25 матчах, значит, справился и могу поблагодарить Седнева за доверие, за возможность поработать вместе.

– На стыке 2020-го и 2021-го годов «Рух» переживал обновление: в клуб пришел бизнесмен Александр Зайцев, появились деньги. Команда стала совсем другой?

– Конечно, это не тот «Рух», который был раньше. В первую очередь нужно говорить о составе. 80 процентов – это игроки чемпионского брестского «Динамо». Из «Руха» сезона-2020 остались всего три человека из тех, кто выходил на поле довольно часто, – я, Гречиха и Концевой. Плюс было еще несколько молодых парней.

– В каком «Рухе» вам было комфортнее?

– В 2020 году, мне кажется, коллектив был дружнее и сильнее. Это чисто внутренние ощущения. В 2021 году в «Рухе» были личности, индивидуальности, и не получилось создать единый коллектив, придерживаться одного видения и мышления. В том числе поэтому не удалось попасть на пьедестал.

– Зато в финансовом плане после официального прихода Зайцева жизнь стала другой?

– Не скажу, что были какие-то проблемы в 2020 году. Все выплачивалось, сезон мы закрыли без долгов. В сезоне-2021 было пару задержек зарплат, но ничего критического, суммы небольшие. И «Рух» мне сейчас ничего не должен.

– Как смотрите на то, что из брестской команды ушло уже достаточно много людей? Клуб разваливается?

– Мне кажется, Александр Николаевич просто решил вернуться к своему изначальному плану – он же всегда хотел создать молодую команду по типу «Лейпцига», «Зальцбурга». Молодой боеспособный коллектив, который в первый год знакомился бы с высшей лигой, в коллективе были бы ребята, никогда не пробовавшие на вкус элитный дивизион. Во втором сезоне эта команда, по плану, должна стать крепким середняком, а уже на следующий год бороться за медали.

Можно сказать, что «Рух» сейчас начинает все сначала. Желаю команде, чтобы у нее все получилось, даже несмотря на то, что коллектив изрядно обновился. Но, объективно, бороться за высокие места в высшей лиге команде будет непросто.

– Кто из партнеров по команде вам больше всего запомнился за двухлетний период выступления в «Рухе»?

– Если говорить об игровых качествах, то Концевой. В человеческом плане ему нужно еще поработать над собой, а то в голове ветер, в жопе – дым :). Но, поверьте, это больше на публику. Один на один Артем – очень здравомыслящий и интересный парень. Ну и по игре он, конечно, сильно спрогрессировал за два года.

– А если вспомнить легионеров?

– Габи Кики. Мне импонирует его отношение к делу. Защитник постоянно расслаблен, но в нужный момент собирается и выдает отличную игру. Плюс у него такое африканское отношение к работе: постоянно улыбается и благодарит Бога за то, что тот дал ему возможность играть в футбол. К тому же хочется сказать, что у Кики сумасшедший потенциал. Уверен, в Беларуси он раскрылся не на 100 процентов, то есть Габи может играть еще лучше и сильнее.

– В прошлом году вы поиграли под руководством Кирилла Альшевского и Вячеслава Григорова. Этих специалистов можно сравнивать друг с другом?

– Нет. Альшевский – более эмоциональный, у него опыт работы побольше, чем у Григорова: и в БАТЭ, и в минском «Динамо». Но при этом какие-то сходства все равно есть, не зря же Григоров был старшим тренером в штабе Альшевского. Григоров фактически продолжил работу предшественника.

– Вы, кстати, удивились, когда Альшевского уволили?

– Если честно, для всех это стало полной неожиданностью. Но, насколько помню, в команду пришел Александр Зайцев и всем объявил, что уход Альшевского связан исключительно с результатами команды и с каким-то договоренностями с тренером. Так или иначе, мы все удивились – по ходу сезона убрали тренера, который толком ничего не успел сделать.

Времени анализировать, почему босс клуба так сделал, не было, мы сразу переключились на заключительную часть сезона, нужно было выполнять поставленные задачи. Григоров немного изменил тренировочный процесс, моменты в подходе к делу, но, в целом, все осталось точно таким же.

– Какая задача стояла перед «Рухом»?

– Чемпионство. У «Руха» нет других задач. Александр Николаевич всегда говорил, что будет приучать всех игроков к решению только максимальных задач, как бы смешно это ни звучало. Но, к сожалению, с таким подбором игроков нам не удалось попасть даже в топ-4. Но, если объективно, все закономерно.

– И закончим «Астаной». Насколько известно, вы заключили контракт до конца 2023 года. Это может означать, что карьеру вы закончите в Казахстане, ведь к окончанию соглашения вам будет уже 33 года?

– Нет, не стоит так говорить. Если я буду выдерживать конкуренцию через несколько лет, если буду стабильно играть, то почему бы и дальше не выходить на поле? Никогда не ставил себе максимальных лимитов по возрасту. Пока получается – ловлю момент и все делают на максимум.

Фото: fcastana.kz, abff.by, rukh.by

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные