Трибуна

В 1989-м в Румынии расстреляли Чаушеску. Из-за этого два клуба не доиграли сезон

В 1989-м в Румынии расстреляли Чаушеску. Из-за этого два клуба не доиграли сезон

Футбол после госпереворота.

Крах социализма в Восточной Европе серьезно изменил футбол. Клубам пришлось адаптироваться к рынку и искать новые источники финансирования, а некоторые команды потеряли влиятельных покровителей. Так было с «Олтом» и «Викторией», которые выступали в чемпионате Румынии.

Успехи румынского футбола совпали с экономическим кризисом. Чаушеску потребовал выплатить весь внешний долг, и люди обеднели (им рассказывали, что надо меньше есть)

В 1984-м бухарестское «Динамо» дошло до полуфинала Кубка чемпионов, через два года этот трофей взяла «Стяуа», а за главной звездой румынского футбола Георге Хаджи охотились топовые клубы Европы. Правда, все эти события проходили на фоне экономического коллапса 1980-х. 

Николае Чаушеску пришел к власти в 1965-м, когда экономика Румынии активно росла. Акцент был сделан на тяжелой промышленности, но улучшалась и жизнь простых граждан. Новый глава государства не ломал генеральную линию, а дополнительным стимулом для развития стала более взвешенная внешняя политика. Хотя государство не отказывалось от строительства социализма и оставалось в сфере влияния СССР, оно поддерживало активные контакты с Западом. Чаушеску наладил отношения с ФРГ и Израилем, встречался с Ричардом Никсоном, осудил подавление Пражской весны в 1968-м и даже брал кредиты у МВФ.

Так продолжалось до 1980 года, когда Гений Карпат, как титуловали Николае его сторонники, резко сменил экономический курс. За предыдущее десятилетие страна накопила солидные долги – 9,4 млрд долларов, и обслуживать кредиты Румыния уже не могла. Фактически Чаушеску стоял перед выбором: порвать отношения с СССР в обмен на новые инвестиции Запада, либо вернуть все до копейки. Николае выбрал второй вариант и обрек страну на катастрофу. 

Румын обязали жить в режиме тотальной экономии. Резко увеличился экспорт товаров и ресурсов, выросли тарифы и цены, ввели карточную систему, все острее ощущался дефицит. Пропаганда заворачивала грустные перемены в заявления о том, что людям надо менять образ жизни. Например, рассказывали, что они стали слишком много есть, поэтому надо ограничить потребление калорий. Граждан обвинили, что они расходуют много электричества и бензина, поэтому им запретили включать больше одной лампочки на комнату и ездить на машинах по выходным. И это не считая регулярных веерных отключений от сети, причем не только жилых домов. Доходило до того, что горячая вода появлялась в румынских кранах раз в неделю.

Все перечисленное помогло добиться поставленных целей. В конце 1980-х Румыния выплатила внешний долг, но к тому моменту от былой экономики уже почти ничего не осталось.

Чаушеску строил дворец и никогда не пробовал еду первым. Его жену ненавидели (были слухи, что она летает стричься в Париж за государственный счет)

Настолько упрямое следование утвержденному экономическому курсу возможно лишь в авторитарной или тоталитарной стране. Режим Николае Чаушеску максимально соответствовал этим эпитетам. Причем ориентиром для диктатора стал даже не Советский Союз, а Китай и Северная Корея. Когда в 1971 году Николае съездил на Дальний Восток, его очень впечатлила массовая поддержка лидера КНР. 

С тех пор в Румынии активнее развивали личный бренд главы государства. Чаушеску сосредоточил в своих руках всю власть, занимал одновременно несколько ключевых постов и получил неформальный титул кондукэтора (в переводе – «вождь»). В газетах и на митингах его называли «полноводным Дунаем разума», «гарантом прогресса и независимости», «дальновидным архитектором будущего». 

Материальным воплощением величия политика и режима должен был стать Дом народа, ради которого снесли значительную часть исторического центра Бухареста. Здание открыли только в 1997-м, и оно до сих пор считается крупнейшим в Европе. Естественно, денег на строительство не жалели. Пока остальная Румыния берегла электричество и отоваривала талоны, в столице возводили роскошный дворец с мраморными интерьерами, сотнями хрустальных люстр и гигантскими коврами. Еще Чаушеску боялся покушения на свою жизнь и был очень мнительным: еду за него пробовали дегустаторы, он протирал руки после каждого рукопожатия и обзавелся внушительной охраной. 

Семья соответствовала кондукэтору. Его сын Нику должен был стать преемником, собаку по кличке Корбу (подарок Елизаветы II) назначили полковником румынской армии и возили на специальном лимузине, но больше всего народ ненавидел жену Чаушеску. Вокруг Елены тоже сформировался культ личности: она девять лет работала заместителем премьер-министра, ее называли «матерью народа», а пропаганда рассказывала о научных достижениях первой леди. По легенде Елена Чаушеску была всемирно известным химиком, хотя на самом деле даже не окончила школу. Румыны считали ее злой и мстительной, но больше всего их раздражала показное богатство, которое дополнялось слухами – вплоть до того, что Елена за государственный счет летала в Париэ в парикмахерскую. 

На малой родине диктатора основали футбольный клуб

Влияние на футбол политической элиты Румынии времен Чаушеску было значительным. Скажем, приемный сын диктатора Валентин, который сам в молодости играл в воротах университетской команды, считался патроном «Стяуа». Причем его роль не сводилась к выбиванию бюджета на трансферы. В 1988 году Валентин, недовольный незасчитанным голом в ворота «Динамо» в финале Кубка, просто ушел с трибуны. Игроки «Стяуа» это увидели и тоже ушли. Трофей достался «Динамо», но об этом не написала ни одна газета, а на следующий день судья признал ошибку, засчитал гол и отдал победу «Стяуа». 

Команда «Олт» не хвасталась титулами, но тоже приобрела особый статус. Клуб представлял деревню Скорничешти на юге Румынии. Именно здесь в 1918 году родился Николае Чаушеску, который не забывал про малую родину и после прихода к власти. В 1972 году в Скорничешти появился футбольный клуб, а вскоре и стадион на 30 тысяч зрителей. Причем население деревни было в два раза меньше. Новая команда быстро поднималась в элиту и спустя 10 лет добилась высшего достижения в истории – четвертого места в Дивизионе А.

Петреску перешел в «Олт» по аренде из «Стяуа»

«Олт» не мог рассчитывать на собственных воспитанников, но благодаря связям за команду часто играли арендованные у «Стяуа» и «Динамо» футболисты. Среди них был, например, Илие Думитреску, который представлял клуб Скорничешти в 1988-м, а через год помог «Стяуа» выйти в финал Кубка чемпионов, забив по ходу турнира четыре мяча. 

Мунтяну – третий справа в нижнем ряду

В «Олт» переходил и хорошо знакомый российским болельщикам Дан Петреску. В сезоне-1986/87 будущий тренер «Кубани» и московского «Динамо» провел за клуб 24 матча и помог занять седьмое место в чемпионате. Спустя год не по аренде, а в рамках полноценного контракта в «Олт» отправился Доринел Мунтяну, который через 25 лет тоже оказался в России, где тренировал сначала «Мордовию», а затем «Кубань». 

Чаушеску свергли после митинга в поддержку режима. Речь диктатора освистали, пришлось спасаться на вертолете

Судьба клуба из Скорничешти оказалась неразрывно связана с ее покровителем. Власть Николая Чаушеску продержалась до декабря 1989 года и рухнула буквально за день.

Глубочайший экономический кризис привел к протестам, центром которых стал Тимишоара – третий по величине город Румынии. Но первым сигналом были события в Орадя, где проживал протестантский епископ, диссидент, венгр по национальности Ласло Текеш. Полиция пыталась выселить его из собственного дома, из-за чего разозлились соседи священника и прихожане. Это была искра, которая вывела на улицы тысячи румын. Их пытались подавить армия и сотрудники тайной полиции Секуритате, причем с применением огнестрельного оружия, но протесты не прекращались.

Чаушеску был уверен, что большинство все же на его стороне, особенно в относительно благополучном Бухаресте. 21 декабря в столице прошел митинг сторонников диктатора – по крайней мере, так считал сам кондукэтор. Он ошибался: в толпе далеко не все поддерживали Чаушеску, к тому же речь Гения Карпат о повышении пенсий, зарплат и пособий совершенно не отвечала общественным запросам. В этот момент стало очевидно, что Николае потерял связь с реальностью и лишился обратной связи с народом, поэтому свист толпы на провластном митинге сильно его ошарашил.

К тому же во время выступления Чаушеску сильно напугал взрыв петарды. Он спешно покинул трибуну, после чего разбежался и народ, а телетрансляцию прервали. Есть правдоподобная версия, что все произошедшее – результат заговора спецслужб, которые отправили на митинг провокаторов и организовали взрыв.

Обстановка в Бухаресте, Тимишоаре и других румынских городах оставалась неспокойной, поэтому вскоре на улицах появились танки. 22 декабря Чаушеску вместе с женой бежал из столицы с надеждой добраться до Болгарии, но вертолет, забравший его из дворца, улетел недалеко. В Тырговиште Нкиолае и Елену арестовали военные, а уже 25 декабря прошел суд.

Специальный военный трибунал приговорил диктатора и его жену к расстрелу – их казнили в тот же день. Режим Чаушеску продержался 24 года, а его падение стало самым кровавым эпизодом в серии революций в Восточной Европе 1989-го. По официальным данным, тогда в Румынии погибли больше тысячи человек.

Команду «Олт» расформировали сразу после расстрела. Вместе с ней распустили и клуб полицейских

Чемпионат Румынии-1989/90 встал на паузу еще 10 декабря, как и было запланировано календарем. По итогам 17 туров «Олт» находился в зоне вылета – 16-е место из 18-ти. Шансы сохранить прописку еще оставались, но политические события перечеркнули надежды болельщиков из Скорничешти. 

Сразу после расстрела Чаушеску началась декоммунизации и борьба с культом личности диктатора. Под ударом оказались все, кто проявлял лояльность предыдущему режиму. Естественно, «Олт» больше не мог рассчитывать на поддержку, да и сам факт существования команды с родины Чаушеску вызывал вопросы.

Остатки стадиона в Скорничешти

В январе Федерация футбола Румынии исключила клуб Дивизиона А, во всех оставшихся матчах «Олту» присудили технические поражения.

Пострадала и другая команда. В Румынии не забыли жестокость бухарестской полиции, которая разгоняла протестующих в декабре 1989 года. У нее тоже был свой футбольный клуб – «Виктория». К зимнему перерыву она занимала четвертое место, но в январе ее распустили. 

Удивительно, но клуб «Флакара Морени» оставили в чемпионате, хотя при Чаушеску он находился в ведении Секуритате. Сама служба была ликвидирована, и команда из середняка быстро превратилась в аутсайдера (16-е место и вылет во вторую лигу).

К слову, «Олт» вскоре возродили. Команда до сих пор играет на 30-тысячнике, но за нее больше не выступают арендованные у «Стяуа» футболисты. С момента исключения из лиги в январе 1989-го клуб никогда не поднимался выше второго дивизиона.

Фото: РИА Новости/Александр Макаров; Gettyimages.ru/Keystone; East News/Christian Kober/roberthardin, DANIEL MIHAILESCU/AFP; commons.wikimedia.org/fototeca.iiccr.ro, Vlach facts, Romanian National History Museum; beyondthelastman.comCharlie Craven

Другие посты блога