О духе времени
Блог

Лишить работы в белфутболе обещал Вергейчик, в Новинках встретил клерка АБФФ, из-за Украины поругался с сестрой. Как тренеру-беларусу живется в Польше

«Войны начинаются, когда на черное говорят – белое, а на белое – черное, когда слушают таких мудаков, как Соловьев и Азаренок».

Денис Паречин – один из немногих представителей беларусского футбола, кто подписал открытое письмо против насилия и за честные выборы. В конце сентября 2021 года переехал в Польшу, где стал тренером вратарей в клубе «Сталь» четвертого дивизиона. После первого круга его команда находилась в лидирующей четверке и реально претендовала на возвращение во вторую лигу.  Однако уже на финише сезона «металлурги» из Сталевой Воли уже и вспоминают о своих недавних амбициях, давно растеряв шансы на повышение в классе.

Домашний матч, на котором мы побывали, – с аутсайдером «Томасовией» – принес команде Паречина лишь вторую победу во втором круге. А на следующий день мы встретились с беларусским наставником в одном из местных кафе, поговорив об уровне польского футбола, войне в Украине, неожиданной встрече в Новинках и о том, кого Юрий Вергейчик считает фашистами.

«В Беларуси осталась только высшая лига. Первую лигу не корректно сравнивать даже с третьей польской»

– Мне было интересно посмотреть игру четвертого польского дивизиона, чтобы сопоставить его уровень с первым и вторым беларусскими дивизионами. Главное, что бросилось в глаза, – скорость и уровень исполнительского мастерства в отдельных эпизодах, которые в командах высшей и у лидеров первой лиги Беларуси повыше.

– Если в целом сравнивать польский и беларусский футбол, то первый ушел вперед, особенно, в плане инфраструктуры, качества полей. И это заметно даже в четвертой и более низких польских лигах. А что касается скоростей, то здесь можно спорить. По крайней мере, польский футбол даже в третьей лиге – очень эмоциональный и смотрибельный, в нем практически нет проходных матчей, нет равнодушия, но есть страсть. Что до уровня мастерства, то в Беларуси осталась только высшая лига. Первую лигу некорректно сравнивать даже с третьей польской. Поляки ушли далеко вперед, к сожалению. Хотя когда я попал сюда, не ожидал, что здесь все так будет.

– Насколько знаю, «Сталь» выгодно отличается в срезе материальной базы от других клубов четвертого польского дивизиона.

– Ну, ты же сам видел – новая тренировочная база, четыре натуральных футбольных поля, крытый манеж, поле с синтетическим покрытием. Мы с февраля тренируемся на натуральном поле. Условия для 60-тысячного городка – потрясающие! Где ты такое увидишь в Беларуси? Разве что в БАТЭ да в «Шахтере». Конечно, клуб должен играть лигой выше. Но для этого надо навести порядок вокруг и внутри команды. Будет порядок – будет результат!

– А что касается зоны твоей ответственности? Как можешь оценить свою работу, наблюдаешь ли положительную динамику у подопечных?

– Когда ехал сюда, конечно, знал, что уровень польских вратарей – очень высокий. Еще когда по приезде сидел на карантине и просматривал матчи команды, мне бросилось в глаза, что основной вратарь Миколай Смылек – очень квалифицированный. Даже было непонятно, почему воспитанник варшавской «Легии», который два сезона провел в высшей голландской лиге, в Маастрихте, играет в этой команде. Хорош и второй вратарь – молодой Лукаш Конефал. Здесь вратари отлично подготовлены технически, их уже не надо обучать. Процесс обучения отходит на второй план и, скорее, выглядит как вкрапления. Конечно, совершенствование продолжается всегда, но обучать скрупулезно и регулярно, как это было в Беларуси – этого нет. Главное – подготовить вратаря к конкретной игре, учитывая задачи, которые ставит главный тренер.

– Твоя работа в клубе сводится только к занятиям с вратарями или есть и другие обязанности?

– Что скажет главный тренер, то и делаю. Например, если нужна помощь в отработке стандартных положений в обороне. Работа идет совместная, нет такого, что вы сами по себе, а мы сами по себе.

– Даже несмотря на то, что ты ехал в Польшу после почти годичного простоя, все же переходил из молодежной сборной Беларуси и элитных клубов беларусской «вышки» в четвертый дивизион. Комплексовал по этому поводу?

– Нет, комплексов никаких не было. Год без работы в профессии, и я просто ждал, чтобы начать работать. А когда приехал сюда, то понял, что попал в другой мир. И эта градация на дивизионы – только на бумаге. Здесь каждый может обыграть каждого. В этом я уже убедился. И здесь нет больших перепадов в классе футболистов. Да, в отдельных командах больше высококлассных игроков, но в каждом клубе есть один-два футболиста, которые могут играть или уже играли на высоком уровне. Первое время мне даже сложно было в плане требований. В Беларуси тренеру вратарей достаточно подготовить свой план-конспект – и иди, работай. А здесь все четко: есть общий план подготовки на неделю, ты имеешь свое время и, будь добр, подготовь вратарей к этой работе. Кроме того, нужно было к каждому туру подготовить информацию о том, как новый соперник действует в атаке, чтобы отстроить работу защитников и вратаря. Так что пару месяцев потребовалось, чтобы перестроиться.

– Когда ехал сюда, не возникало мыслей, что, возможно, самому еще придется вернуться в рамку?

– Нет :). Хотя такой случай у меня уже был, когда работал в минском «Динамо». Там один за другим вратари «Березы» получили травмы, и мне пришлось вернуться к тренировочному процессу. Нет, здесь все четко! Если что, есть, 44-летняя легенда «Стали» голкипер Томаш Вьетеха.

«Когда меня беларусы подозрительно спрашивают «Ну, как там поляки?..», то я отвечаю «Супер!»

– Параллельно с твоим польским матчем в Беларуси играли две твои предыдущие команды – «Шахтер» и минское «Динамо». Следишь за беларусским турниром?

– В солигорской команде я проработал лишь один день :). Этот матч не смотрел – смотрел «Ливерпуль» с «Челси» и только результат потом узнал в интернете. Иногда созваниваемся с Артемом Викторовичем Челядинским. Он держит в курсе дел. Его «Динамо» сейчас находится под точно таким же прессом, как и наша «Сталь».

– Но, уверен, за полгода ты не остыл полностью к беларусскому футболу, и тебе не безразлично происходящее там.

– Я спокоен, пока там есть такие люди, как министр спорта и туризма – футбольный менеджер всея Беларуси. Я ведь работал в молодежной сборной и помню отношение к команде. А при этом они еще требуют результат.

– Сезон в Сталёвой Воле подходит к концу. Уже знаешь свои дальнейшие перспективы?

– У меня контракт с клубом на два ближайших сезона. Поэтому все мысли – только о «Стали», о том, чтобы сформировать вратарский состав, как минимум его сохранить.

– Местный клуб по меркам третьей лиги считается преуспевающим с точки зрения финансовой поддержки. Можешь ли сопоставить свои доходы здесь и в беларусском футболе?

– Я настолько нагулял аппетит к работе за год простоя, что до сих пор этот голод не утолил. Но, понятно, деньги нужны для жизни. Вся моя собственность осталась в Беларуси, и здесь есть определенные вопросы. Поначалу мне предложили такую же зарплату, какую я имел в минском «Динамо», и я эти условия принял.  

– Были за это время предложения извне?

– Если бы было что-то конкретное, тогда можно было бы об этом говорить. А так только на уровне разговоров. Пусть на этом уровне и останется.

– Учитывая свои долгосрочные планы, связанные со «сталеварами», будешь рекомендовать кого-то из беларусских игроков главному тренеру?

– Не так давно разговаривал с одним беларусским футболистом, который хотел попасть в команду Экстраклассы или первой лиги. Говорю ему: «Парень, ты что?!» А он: «Но я ведь из высшей лиги!» К большому сожалению, беларусские игроки здесь неконкурентоспособны. Смотрите, сейчас в Экстраклассе играет вратарь национальной сборной Павел Павлюченко. У него во втором круге были удачные матчи и неудачные. Его «Термалика» вылетела в первую лигу. Но и там ему предстоит биться за место в основе. Или другой пример – еще один футболист национальной сборной Евгений Шикавка – из перволиговой «Короны». Да, забил три мяча в 12 встречах, но тоже особо не блещет. Или Илья Шкурин, который после начала войны в Украине на правах аренды отправился в «Ракув». Он – очень хороший футболист, однако пока сыграл лишь два неполных матча в Экстраклассе, а в последних турах вообще не попадает в состав. И это все игроки уровня национальной сборной. Увы, прошли те времена, когда наши футболисты играли в Бундеслиге, Премьер-лиге или в Серии А.

– Как тебе живется после беларусской столицы в провинциальном городке?

– Если бы я приехал в большой польский город, то, наверное, адаптироваться было бы сложнее. А так чувствую себя как дома. Тут все по-домашнему. Чем-то мне напоминает Новополоцк, такой же небольшой индустриальный город с крупным предприятием. Только здесь уютнее – зеленый город, большая река, сосновый бор. Но на первое место все же выходят добрые люди. Конечно, беларусская пропаганда нам рассказывает истории о том, что поляк стоит с танком и броней у границ Беларуси и хочет оттяпать ее кусок. Вначале советская власть, а затем теперешняя пропаганда нам вкладывала в мозги, что поляк – он такой, обманет, обхитрит. Конечно, и здесь, как и везде, есть люди, которые могут обмануть, предать, но мне они пока не встречались. Поэтому, когда меня беларусы подозрительно спрашивают «Ну, как там поляки?», то я отвечаю «Супер!».

– Как бытовые условия? До сих пор живешь в отеле?

– Условия хорошие. Уже переехал в квартиру. Все готово для приезда дочки. Ей 12 лет. Уже был в ее будущей школе, разговаривал с директором. Очень приятный человек, сказал, что дочери здесь понравится учиться. Поначалу у нее будут три раза в неделю по два часа занятия польским языком.

«Войны начинаются, когда на черное говорят – белое, а на белое – черное, когда слушают таких мудаков, как Соловьев и Азаренок»

– Что изменилось в твоей жизни, в окружающей обстановке с началом войны в Украине? Ведь до украинской границы отсюда всего 100 километров.

– Конечно, в первые два месяца прибавилось украинских граждан, в основном, женщин с детьми. Теперь их намного меньше, разъехались по Польше, по Европе, кто-то, наверное, вернулся.

– Сам как встретил это событие?

– Шок, ужас... Утром получил смс, что началась война. В Харькове у меня живет родная тетя и две двоюродные сестры. Я с ними постоянно в контакте. Где-то на неделю, когда их сильно бомбили, связь прервалась, поскольку не было интернета. Сегодня тоже планирую с ними созвониться. Подумал недавно вот о чем: Путин, развязав войну, возможно, поможет полякам и украинцам как-то нивелировать последствия волынского конфликта, о котором до сих пор помнят, особенно здесь, в Подкарпатском воеводстве. По крайней мере солидарность поляков с украинцами восхищает! Но так и должно быть у соседей.

– Однако эта война в то же время внесла раскол в общество. Знаю, что в некоторых семьях произошли настоящие драмы, конфликты между противниками и сторонниками войны…

– Здесь за примерами далеко ходить не надо. Например, моя родная сестра тоже считает, что мне запудрили мозги, что я не знаю истинной ситуации в Украине, что украинцы сами себя бомбят и прочее. Ну, в таких ситуациях люди отправляются вслед за русским кораблем.

– Что ты ощущаешь в подобных случаях?

– Мерзость. Не только в случае с моей сестрой, но и с другими моими знакомыми из Беларуси, я просто прекращаю общение. Если человек оправдывает войну, то о чем можно с ним говорить? А если по нему прошелся каток пропаганды, то тоже не лучше – это значит, что человек лишен критического мышления.

– Беларусские и российские клубы лишены еврокубков, сборная России – участия в чемпионате мира, хоккейный чемпионат мира сейчас проходит тоже без Беларуси и России. Как относишься к тому, что за грехи свихнувшихся политиков страдают миролюбивые, по большей части, люди?

– А чем отличается спортсмен, например, от водителя? Это такой же гражданин этой страны, часть того же общества. Если ты против войны, то встань и скажи, что ты против! Если я был против насилия в 2020 году, то я заявил об этом, подписав письмо спортсменов. Говорят, что у спортсменов семьи, за которые они несут ответственность. Но у меня тоже была семья и дети. И я не хочу, чтобы мой ребенок жил в таком обществе! Я не хочу, чтобы мой ребенок приходил в школу и смотрел какой-то 40-минутный пропагандистский фильм и в обязательном порядке слушал гимн! Я не хочу, чтобы мой ребенок был одинаковый, как все, обточенный по тоталитарному шаблону! Если иметь дело с фактами, то не будет никаких войн. Войны начинаются, когда на черное говорят – белое, а на белое – черное, когда слушают таких мудаков, как Соловьев и Азаренок.

– Как ты относишься к высказываниям некоторых экспертов, что этой войны не было бы, если бы в Беларуси в 2020 году не задушили протесты?

– Согласен на сто процентов! Однако неизвестно, что бы было тогда у нас. Возможно, что-то, подобное тому, что происходит сейчас в Украине, было бы в Беларуси. Вот такая разменная монета получается.

«Мне видится, что у нас из народа хотят сделать просто послушное стадо»

– Как считаешь, почему беларусский спорт и футбол, в частности, остался в стороне от широкомасштабного протеста? Ведь поначалу у игроков были заготовленные протестные майки, развороты в сторону во время исполнения гимна, празднования голов с определенными жестами. В тот момент не без основания казалось, что еще немного больше солидарности и единства – и вся эта гнилая система прогнется и рухнет.

– Страх. Даже многие из тех, кто поначалу протестовал, не учли, что может наступить ответственность. А если Петя, которому тоже хотелось, но он сомневался, видит, что Ваню взяли за пикантное место, Петя понимает: «Ага, Ваню взяли, так и меня могли взять!»  И Петя сразу сдается. Чем отличаются беларусы, например, от поляков? Поляк не будет сдаваться, что бы там ни было!

– Был еще один момент в истории белфутбола, когда профессионального игрока на контракте и одновременно журналиста Александра Ивулина вначале ни за что арестовали, а затем и вовсе осудили на реальный срок по криминальной статье. Лично меня поразило не столько это, сколько молчаливая реакция коллег. По-твоему, могли ли футболисты и тренеры отреагировать иначе?

– Очень горько это осознавать. Главное, что он [Ивулин] ничего не сделал! Да, где-то хвалил, где-то критиковал. Но, наверное, это не нравилось тем, кого он критиковал. А кто пойдет за Сашу Ивулина? Ваня Бахар, Антон Путило? Вы посмотрите, сейчас один футболист подписывает с минским «Динамо» контракт, и по этому поводу появляется такое пропагандистское видео. А вы хотите, чтобы за Сашу Ивулина кто-то заступился?!

– Речь про видео с участием Александра Сачивко? Это же явно не его инициатива.

– Свободный человек всегда может отказаться. Но даже если отказаться было нельзя, насколько ты обогатишь себя этим контрактом, насколько продлишь свою карьеру, а главное, как с этим жить дальше будешь? Если ты начинаешь врать самому себе, о какой честности, о каком человеческом достоинстве можно тогда говорить?

Как сказал в свое время Геббельс: «Дайте мне средства массовой информации, и я из любого народа сделаю стадо свиней». Мне видится, что и у нас из народа хотят сделать просто послушное стадо. Если министр спорта и туризма вызывает к себе спортсмена и говорит: «Спой гимн!» О чем это говорит?

«Люди-то у нас хорошие, но, в основном, сами по себе. Это очень выгодно системе, когда ты занят сам собой»

– В прошлом году, когда ты долго сидел без работы, то вынужден был пойти работать санитаром в Новинках. Понятно, что в таком месте можно насмотреться всякого. Поделишься какими-то примечательными историями?

– Ну, например, в момент дежурства в приемное отделение поступил больной, в котором я вдруг узнал чиновника из федерации футбола. Он тоже на меня смотрит и узнает! Он был в таком замешательстве! Причем он обратился за помощью не от наркотической или алкогольной зависимости, а из-за нервного срыва и расстройства в связи с тем давлением, которое они в федерации испытывают.

– Знаю, что пациенты бывают буйные. Приходилось применять физическую силу?

– Меня учили работать, используя не силу, а слово. Правда, однажды пациент сбежал, и его пришлось догонять, что я успешно и сделал. Так что спортивная подготовка помогла.

– Насколько сейчас видишь возможным свое возвращение в Беларусь? И что должно поменяться для этого? Слышал, ты хотел поехать в отпуск на рождественские каникулы, но тебя остановили…

– Да, уже собрался ехать, но осведомленный знакомый в Беларуси сказал, что этого делать не надо. Поменяться – понятно, что должно, а вот когда это произойдет? Вряд ли к тому времени я буду молодой и энергичный. Если честно, то испытываю большое разочарование по поводу происходящего в Беларуси. Люди-то у нас хорошие, но, вот беда, в основном, сами по себе. Это очень выгодно системе, когда ты занят сам собой.

– Если отмотать события твоей жизни назад и пофантазировать? Допустим, у тебя есть работа в твоей профессии, нет такого персонального прессинга. Смог бы остаться в Беларуси в той атмосфере, которая царит там сейчас?

– Зная себя, наверное, надолго бы меня не хватило в такой обстановке. Эта критическая масса в какой-то момент взорвалась бы. По крайней мере, я бы не молчал… Вспоминаю, что во время поездки на один из отборочных матчей сборной в Португалию, Юрий Вергейчик начал рассказывать, что мы – фашисты, «коллаборанты» и прочее. Ну, я ему в лицо высказал все, что о нем думаю. А он мне в ответ: «С такой позицией ты работать не будешь ни в сборной, ни в «Динамо»!» А с этим человеком мы выросли в одном дворе, с его сестрой я вместе ходил в одну школу, в одной деревне у нас были построены дома…

Текст: Александр Богданович

Фото автора и Мариуша Белля

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные