Трибуна

«Винни Джонс был сумасшедшим, но он умел себя контролировать». Нефильтрованный английский футбол

Бывший одноклубник Винни Джонса и Тедди Шерингема дает интервью блогу Tribuna.com и К11.

2 октября 2016, 05:30
0
«Винни Джонс был сумасшедшим, но он умел себя контролировать». Нефильтрованный английский футбол

Бывший одноклубник Винни Джонса и Тедди Шерингема дает интервью блогу Tribuna.com и К11.

Сейчас Джон Гудман — главный тренер футбольной Академии «Nike», где ребята со всего мира пытаются пробиться в большой спорт и получить первые в своей жизни контракты. За те два года, что британец работает в Академии, профессиональные клубы подписали уже 25 человек. В том числе «Рома» и «Лестер». «Все ребята очень талантливы, — говорит Гудман, который в 19 лет сам выступал за университетскую команду. — Они постоянно отправляются на просмотры, и шанс есть у каждого». В эту субботу на стадионе «Открытие Арена» команда Академии сыграет против русских парней из К11.

Это сейчас Гудман наслаждается «лучшей работой в его жизни», живет на шикарной базе сборной Англии и говорит, что St. George`s Park — один из лучших тренировочных центров в мире. А в 90-е он участвовал в самом настоящем английском олдскуле, отдавал голевые передачи Тедди Шерингему, поджигал одежду одноклубников и рубился в одной команде с Винни Джонсом.

— Вы родились недалеко от Лондона, а там огромное количество команд. За кого болели в детстве?

— Это трудная для меня история, потому что в детстве я болел за «Вест Хэм», но первой командой, за которую я играл, был «Миллуолл». А они, как известно, ненавидят друг друга. На протяжении многих лет я никому не говорил, что переживаю за «молотобойцев». Но уже сейчас могу сказать, что моя команда — это все же «Вест Хэм».

— Самое сумасшедшее, что делали фанаты «Миллуолл»?

— Они были очень буйные и порой даже жестокие. Помню, у нас была последняя игра на старом стадионе (в 1993 году «Миллуолл» переехал на «Нью-Ден», — прим. Sports.ru), и после матча болельщики в прямом смысле разобрали трибуны. Они выламывали сиденья, отрывали куски поля и уносили их с собой. Нам не пришлось даже звать рабочих, потому что фанаты все сделали сами.

— Вы смотрели фильм «Хулиганы Зеленой улицы»?

— Фильм не смотрел, но знаю, что он о фанатах «Вест Хэма» и их противостоянии с «Миллуолл». Когда я ходил на «Болейн Граунд» как простой болельщик, то этого почти не видел. Фанаты сами себе ищут приключения и договариваются о разных акциях заранее. Но на стадионе мы чувствуем себя в безопасности, ведь все беспорядки обычно случаются за его пределами.

— Опишите английских футбол 90-х годов.

— Это прямолинейный футбол. В 90-е очень сильным был «Манчестер Юнайтед», хорошо играл «Ливерпуль». В эти годы в Англию приехало много футболистов из других стран, и они подняли общий уровень чемпионата. В премьер-лиге появились такие игроки, как Эрик Кантона, Джанлука Виалли, Андрей Канчельскис. Легионеры играли на очень высоком уровне и делали наш футбол лучше.

— А какая атмосфера была на стадионах?

— Потрясающая! В это время клубы стали вкладывать дополнительные средства в строительство стадионов, делать их больше и безопаснее. В конце 80-х английский футбол был в трудном положении, случились трагедия на «Хиллсборо» и пожар на стадионе «Брэдфорд Сити» (Bradford fire disaster). Но в начале 90-х произошла настоящая революция, и в футбол неожиданно пришли инвестиции. Качество стадионов резко улучшилось. На поле и за его пределами стало безопаснее.

— Что еще отличает тот футбол от современного?

— С одной стороны, их можно сравнить, но, с другой, это очень непохожие вещи. И Райан Гиггз это здорово демонстрирует. Он отыграл около 20 лет в «МЮ»: начинал в 90-е и закончил несколько лет назад. Ему постоянно приходилось адаптироваться и менять свою игру. Со временем он забегал быстрее и сильно прибавил в технике, но потерял многие оборонительные качества. В 90-е команды лучше сидели в обороне, ведь они всегда были очень четко построены.

— В «Миллуолл» вы играли с Тедди Шерингемом. Чем он вам запомнился?

— Помню, это был мой первый сезон в «Миллоулл», куда я пришел из полупрофессионального футбола. Три месяца мы играли вместе с Тедди, который забил 37 голов за сезон. Он забивал головой, левой и правой ногой, со штрафных, с пенальти и в пустые ворота. Просто невероятно! У Шерингема была невероятная техника, но бегал он не очень быстро. Поэтому разгонял атаки и выполнял всю скоростную работу я, а вместе мы создавали друг для друга моменты. Он был одним из лучших футболистов, с кем я играл.

— С Шерингемом вы тогда рубились в Чемпионшипе. Это похоже на АПЛ?

— В премьер-лиге очень большие требования к технике. Ты не можешь принимать решения медленно, а скорость, с которой там двигаются, запредельная. Еще огромное внимание к деталям. Если ты делаешь небольшую ошибку, тебя сразу же убирают с поля. Форвард в АПЛ обязан реализовывать все свои моменты: у него всего один шанс, и он должен его использовать. В Чемпионшипе же всегда есть возможность пристреляться, потому что знаешь, что моменты еще будут.

— А традиции боления там разные?

— Качество стадионов АПЛ делает их более семейными и спокойными. А в низших дивизионах боление более традиционное. Там смотрят футбол стоя, на трибунах много мужчин и почти нет детей, чаще встречается агрессия. Но вообще в Чемпионшипе больше болеют сердцем.

— После «Миллуолл» вы играли в «Уимблдоне», где происходили самые разные истории. Какими были ваши партнеры по команде?

— Игроки были точно сумасшедшие, и у нас была соответствующая репутация. Мы очень много работали на поле и по тяжелой отдыхали вне его: любили выпить, сходить на вечеринки. Но при этом у нас была отличная команда-семья, и мы пахали на тренировках. Это сейчас трудно совмещать два этих стили жизни, потому что футбол сильно изменился.

— Самое ненормальное, что случалось у вас в «Уимблдоне»?

— Вообще это касается моих друзей, и я не хочу, чтобы о них думали плохо. Но они поджигали чужую форму, обувь и костюм тренера. Иногда со стоянки пропадали машины. Футболистам надо было ехать домой, а их авто нигде не было. Потом они находили их где-то на обочине или в лесу. Это было довольно опасное ребячество, но обычно выходило весело.

— Вы играли с Винни Джонсом. Расскажите о нем. За что его называли «секирой»?

— У него было много прозвищ. Его также звали «крутым парнем». Таким его видели на поле, и соперники боялись играть против него. Винни был настоящим лидером, много работал и всегда поддерживал ребят. Он, например, пришел ко мне на свадьбу и сделал очень приятный подарок. Я много лет видел его в команде и могу сказать, что у него огромная страсть к футболу.

— Он же был сумасшедшим?

— У каждого свой имидж. Да, он был сумасшедшим, но умел себя контролировать. Иначе бы он не играл в «Челси», «Шеффилд Юнайтед» или «Лидсе». Винни еще и выиграл Кубок Англии, выступал за сборную Уэльса. Если бы он не умел переключаться, то не смог бы сделать себе такую футбольную карьеру.

— Помните его самый странный поступок?

— Нет, зато помню, как мы иногда дрались в раздевалке в перерывах матчей. Игроки лупили друг друга, когда оспаривали свою замену. Мы не были идеальными, но так демонстрировали свое неравнодушие.

— Какой ваш любимый фильм с Винни Джонсом?

— «Карты, деньги, два ствола». Когда Винни играл в «Уимблдоне», то параллельно снимался там. Это отличное кино.

— В 1998 вы играли против «Вест Хэма»...

— Да, я хорошо помню эту игру, хотя и не участвовал в ней. Проигрывая 0:3, мы победили 4:3. За них тогда забили Джон Хартсон и Иан Райт. После матча было очень приятно встретить моих братьев, которые болеют за «Вест Хэм».

— А какая самая памятная игра в вашей карьере?

– Когда я впервые сыграл в профессиональном футболе за «Миллуолл». Потом первый матч за «Уимблдон» в премьер-лиге и игры в футболке сборной Ирландии. Это ключевые моменты в моей карьере.

— Вы с большим интересом говорите об Англии. А что думаете о российском футболе?

— Первые впечатления о русском футболе я получил благодаря работе с Максимом (Максим Бойчук — российский игрок в академии «Найк», — прим. Sports.ru). Очень решительный, трудолюбивый и серьезный на футбольном поле игрок. Также я немного видел, как играют ребята из К11. У них неплохие способности, и мы ждем матча с ними. В командах из России всегда были техничные игроки, также я помню отличного вратаря Дмитрия Харина.

— И все же, кто лучший игрок в истории русского футбола?

— Алексей Смертин (смеется). Он только что выступал перед нами.  

Фото: Gettyimages.ru/Mike Hewitt, Michael Cooper

Автор Евгений Марков

Другие посты блога