Футбольное поле
Блог

Про Корреа из «Атлетико» когда-нибудь снимут фильм. Было все: операция на сердце, встреча с папой римским, детство в бандитском районе

Netflix, обрати внимание.

Когда мы выложили в соцсети пост Анхеля Корреа, где он побрился в поддержку больной мамы, нас атаковали подписчики с одним вопросом: «Откуда у Корреа шрам?». Рассказываем про шрам – и вообще про одну из самых интересных биографий современного футбола.

Корреа делали операцию на сердце, он рисковал карьерой. Врачи сказали, что она безопасная, но обманули

Когда Анхель в 2014-м переходил в «Атлетико» (уже даже подписали контракт и объявили о переходе), ему предстоял традиционный медосмотр. 28 мая он приехал на место назначения в Аргентине вместе с агентом. На кардиограмме врачи заметили что-то странное и отошли посоветоваться.

А затем шокировали 19-летнего парня: у него опухоль. «Врачи вдруг сказали мне, что мне нужна операция. Первой мыслью было отказаться. Я не хотел операцию, потому что тогда я бы пропустил полуфинал Кубка Либертадорес. Я очень усердно работал ради этого, я ждал игры с нетерпением», – вспоминал Корреа. Но выбора не было: пришлось соглашаться. «Мы решили, что что это лучший вариант. Я был молод, я мог восстановиться. Что в итоге и произошло».

В июне Корреа полетел в Нью-Йорк – там его должны были оперировать в клинике микрохирургии. Уже перед самой операцией он в последний раз заколебался и заговорил с врачами. «Они сказали мне, что все будет хорошо, что я не рискую карьерой. Но это была ложь! Они мне соврали. Они ничего не сказали до операции, чтобы я согласился. Тогда я подумал: буду под наркозом, если проснусь, то хорошо, если нет – значит, это просто было не мое время.

Только когда меня успешно прооперировали, то признались, что риск завершить карьеру был. К счастью, в итоге все обернулось хорошо, я продолжил играть в футбол», – рассказывал аргентинец.

У него обнаружили доброкачественную опухоль в одном из желудочков, операция заняла пару часов. Все прошло на самом деле идеально – Корреа хорошо себя чувствовал уже к концу дня. Но еще около недели ему пришлось провести в клинике – на всякий случай.

Восстановление заняло полгода. Полуфинал и финал Кубка Либертадорес он смотрел по телевизору.

Встреча с папой римским. Франциск болеет за бывший клуб Корреа

После операции его пригласил в Ватикан папа римский Франциск. «Я поблагодарил его в своем городе, теперь нужно сделать это в Ватикане», – улыбался Корреа.

Откуда такое знакомство? Папа – аргентинский епископ Хосе Бергольо, который с детства болел за «Сан-Лоренсо». До избрания он встречался с командой и благословлял игроков – в том числе и молодежку, где тогда играл 16-летний Корреа.

«Когда я сказал, что папа причастил меня, никто не верил мне, пока я не показал фотографии... надеюсь, он поможет нам», – говорил Корреа перед одним из важных матчей в Кубке Либертадорес.

Сложное детство: нищета, гангстерский район и смерть отца. Спасал только футбол

У Корреа было сложное детство – как и у многих футболистов из Латинской Америки. Он рос в криминальном районе Лас Флорес на окраине Росарио в многодетной семье – 10 детей, почти все так или иначе были связаны с бандами, перестрелки. Даже раненые дети были нормой.

«Очень тяжело жить в бедном районе. Тебя все тянет вниз, давление вдвое сильнее. Все говорят, что ты закончишь или наркоманом, или преступником и угодишь в тюрьму. Но были и другие. Местные наркоманы всегда говорили мне: «Если мы увидим тебя с наркотиками, мы тебя убьем. Ты должен посвятить жизнь футболу». Я понимал, что можно вырваться, приложив усилия», – рассказывал игрок.

Его бабушка и сестры до сих пор живут там – сам Корреа считает, что если ты не имеешь отношения к бандам и случайно забрел в этот район, то ничего плохого не случится: «Обычный район, где живут хорошие люди. Мою семью там знают».

Когда Анхелю было 10, умер его отец – мужчина был главным добытчиком в семье. Через два года умер старший брат, Марсело. «Нет, я даже не скажу, что случилось. Не просите. Я никогда не смогу заполнить эту пустоту в сердце. Но нужно двигаться дальше», – говорил Корреа в 2014-м.

Корреа не представляет жизнь без футбола. Это помогло ему залечить детские травмы: «С тех пор, как мне исполнилось 10 лет, когда я потерял  отца, футбол стал забирать у меня все плохое. Позже я потерял брата – и футбол помог мне справиться и с этим. Каждый раз, когда я выхожу на поле, я забываю о своих потерях. Просто стараюсь наслаждаться игрой. Будь это «Атлетико» или двор в Росарио».

В дворе для Корреа было нормой играть 6 на 6 или 7 на 7 – по схеме 2-2-2. Умение обыгрывать на маленькой площадке пригодилось в будущем. С детства он любил играть в нападении, но иногда приходилось выходить и на позиции пятерки – он умеет многое.

Агент, связанный с бандой, отмывал деньги через контракт Корреа (и сотен других игроков). Он вел его с 2005 года. А судил его болельщик клуба-соперника

Во время одного из школьных матчей его заметили и позвали в футбольную школу «Альянс».

Прошлое не отставало от Анхеля всю жизнь – незадолго до перехода в «Атлетико» всплыла информация о том, что его контракт в Аргентине использовала для отмыва денег с наркотрафика группировка Los Monos. «Альянсом» управлял агент Франсиско Лапиана – именно с ним была связана мутная история с отмывом денег. Лапиана дружил с гангстерами и помогал им легализовать деньги через контракты своих клиентов (без их ведома).

Он подписал с матерью Анхеля контракт и платил за это по 2 тысячи песо. Взамен получил 100% экономических прав на будущее парня. Лапиана показывал чеки и вспоминал, что этими выплатами спасал семью от голодной смерти: они получали свежие фрукты, овощи и крупы, хотя до этого питались чуть ли не одним мате.

В 2012-м Лапиана продал Корреа в «Сан-Лоренсо» (парень был в академии в 2007-го, но не мог подписать контракт из-за возраста), сохранив себе 30% прав. Он снимал ему квартиру в Буэнос-Айресе. Конечно, сам Анхель ничего не подозревал, но полиция прослушивала звонки бизнесмена – и он регулярно созванивался с представителями банды. Четверо даже приехали на игру с «Бокой» по билетам, которые оставил Корреа. В этом матче талантливый парень ярко сверкнул – бандиты созванивались с Лапианой, чтобы его похвалить за найденный алмаз.

В 2014-м, когда расследование продвигалось, судья признал Лапиану виновным – и запретил «Сан-Лоренсо» переводить деньги на счет футболиста, фактически арестовав его. Дело быстро связали с футболом: «Сан-Лоренсо» боролся за чемпионство с «Ньюэллс Олд Бойс», им предстоял очный матч, а судья болел как раз за родную команду Лео Месси. Корреа вызывали в суд на следующий день после игры, но его это не расшатало: он забил, а матч закончился 1:1.

Анхель признался, что оставлял билеты, но они были предназначены для ребят с его района и из школы, где он играл. Он также рассказал, что знает одного из бандитов, но был уверен, что он тоже обычный агент: «Они с Лапианой обсуждали молодых футболистов».

Медиа не очень верили Корреа, считая, что он прикрывает гангстеров, но он проходил по делу как свидетель. Дело Лапианы, впрочем, до сих пор не закрыто.

Корреа очень привязан к матери: она голодала, чтобы дети могли поесть, и просила передать привет Тевесу – он был ее кумиром

Анхель не очень хотел переезжать в академию «Сан-Лоренсо» в Буэнос-Айресе. Из-за друзей и из-за матери Марселы. Но понимал, что нужно зарабатывать деньги.

С мамой у него особенные отношения.

«Она была настоящим воином. Именно она управляла деньгами, которые я приносил домой, – рассказывал он. В детстве она всегда говорила нам, что не голодна. Мы все [с братьями и сестрами] ели понемногу, а она цедила мате. Я думал: «Как странно, мама никогда не голодна?»

Уже когда я вырос, я понял, что она не ела и делала все ради нас».

Именно из-за матери он начал играть в футбол. Именно она впервые отвела его на поле.

Любимым игроком Марселы был Карлос Тевес. Когда сына впервые вызвали в главную сборную Аргентины, она записала аудиоприветствие кумиру и потребовала, чтобы сын дал Карлитосу его послушать. «До сих пор не сделал этого, потому что мне стыдно, но если я этого не сделаю, Марсела меня убьет», – шутил он на аргентинском ТВ во время сбора. Передал ли он приветствие – история умалчивает.

Твоему врагу нет покоя на поле боя, он может прикоснуться к твоему телу, но твоя душа неприкосновенна. Даже если они могут разорвать твою плоть, твоя вера нерушима. Не позволяй им лишить тебя того, кто ты есть, твой дух сильнее.

Это война, это наша война. Я люблю тебя, мама», – написал он.

***

Что такое по сравнению со всем этим шрам? Даем слово Корреа: «Это всего лишь еще одна татуировка».

4 главных легенды «Атлетико» в истории клуба

Barra Brava. Фанаты, убийцы, наркоторговцы и личная армия правительства

Фото: instagram.com/angelcorrea32; elmundo.es; Gettyimages.ru/Denis Doyle, Juan Manuel Serrano Arce/Getty Images; globallookpress.com/Virginie Lefour/Telam/ZUMAPRESS.com

Комментарии

Возможно, ваш комментарий – оскорбительный. Будьте вежливы и соблюдайте правила
  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья