Блог Футбольное поле

🛬 «Я застрял в аэропорту на 74 дня из-за карантина». Реальная история ганского футболиста – как из фильма «Терминал»

Спилберг оценил бы.

Осенью ганец Рэнди Хуан Мюллер подписал полугодичный контракт с индийским клубом ORPC и купил билет до Мумбаи. В Индии Мюллер почти не играл, а когда из-за пандемии коронавируса играть прекратили все, собрался домой. Но не улетел, а провел два с половиной месяца во втором терминале аэропорта Мумбаи. 

В начале июня Мюллера надоумили сообщить о проблеме в твиттере. В итоге Рэнди помог Аадитья Такерай, индийский политик и глава футбольной ассоциации Мумбаи. Он доставил Рэнди в отель, выдал одежду и набор для бритья и запустил сбор средств на билет. 

Никто не знает об ORPC и Мюллере вне этой истории, но всем медиа – от Ганы до Испании – она напомнила фильм Стивена Спилберга «Терминал» с Томом Хэнксом. Александр Муйжнек связался с футболистом и записал его рассказ.

***

– Впервые я прилетел в Мумбаи 7 месяцев назад, в ноябре 2019-го. Все мы путешествуем в поисках лучшей жизни, а я не могу сидеть на месте, следую за вызовами, которые мне бросает футбол. Подвернулся вариант с Индией – я был счастлив и не ждал никаких проблем.

Карьеру я начинал в клубе Sports Council, потом – в «Гамбурге» из Чираа. Мне нравится в Гане, это отличная демократическая страна – настоящие ворота в Африку. Но я хотел когда-нибудь попасть на чемпионат мира или в «Манчестер Юнайтед», выиграть Лигу чемпионов – в общем, сделать себе карьеру. Решил, что вырвусь при первой возможности.

Отец тоже играл в футбол, но рано закончил – и передал увлечение мне. Футбол научил меня многому: что в жизни бывают взлеты и падения, что ты должен всегда быть сильным. У нас была не слишком богатая семья – я не главный добытчик, но футболом зарабатывал нам на еду. Иногда не хватало денег на бутсы, и я одалживал у друзей. 

До Индии я мог перейти в чемпионат ОАЭ. Прилетел в Дубай, тренировался, но вернулся домой, не подписав контракт. Сказали, что не подхожу. Уровень футбола там низкий – чтобы поднять его и самоутвердиться, им нужны были суперзвезды. Иначе никто бы не ходил на стадионы. 

В Индии меня приняли – правда, играл тут я немного. Но не жаловался. Это нормально, в футболе приходится терпеть.  

Терпеть весь карантин в Индии я не собирался – решил поехать домой. Взял билет на 30 марта до Ганы с пересадкой в Кении. Но дорога из Кералы до Мумбаи из-за локдауна занимает сутки, так что я решил приехать заранее и пристроиться в какое-нибудь общежитие.

22 марта обещали ввести карантин – как говорили тогда, до 29-го. Приехал в Мумбаи 21-го, но не мог забронировать места на ночлег. Нельзя было на улицу выйти – не то что вписаться хоть в какой-то отель. Встретил полицейского, объяснил ему, что должен где-то перебиться до вылета. Он посоветовал только вернуться в аэропорт. Я послушался – думал, хоть там подскажут, в городе-то я никого не знал. Клуб был слишком далеко, чтобы помочь. 

Приехал в аэропорт вечером, заснул на скамейке. Когда объявили карантин, все пассажиры поспешили покинуть терминал. А мне идти было некуда. Секьюрити увидели меня и спросили: «Что ты здесь делаешь?» – «Я застрял. Мне некуда ехать, негде спать, негде дождаться 29-го». Меня отвели в приют, подыскали место для сна, велели ждать. Я вернулся в аэропорт ближе к дате вылета. И тут стало известно о продлении карантина.

Так я провел в аэропорту 74 дня.

В совершенно пустом аэропорту. Сначала рядом были еще двое застрявших, но они остались в приюте. Вокруг остались только охранники, полицейские, уборщики, обслуживающий персонал – и всего несколько пассажиров спасательных рейсов. Я наблюдал, как они улетают в небо.

За мной никто не прилетал.

Моим лучшим другом стал телефон – когда мог, я был на связи с Ганой. Шесть членов моей семьи волновались, но поделать ничего не могли. Я не рассказывал им всех деталей, просто повторял, что все окей. Если бы родные не были за меня спокойны, я бы тоже не был. 

Завязал знакомство с охраной и персоналом – все были ко мне расположены. Один офицер увидел, что мой айфон сломался – выпал из рук, экрану пришел конец, и зарядить не получалось. Он сказал: «Не проблема» – и на следующий день вернулся с подушкой, одеялом и новым телефоном. Так я смог спать не на голом полу и позвонил родителям.  

Много кто помогал: давали еду (печенья, другие снеки, колу), немного денег – чтобы сделать меня хоть немного счастливее. Не встретил никого раздраженного мной или злого. 

Полиция спрашивала: неужели у тебя нет карточек, чтобы на них сделали перевод? Нет, таких не было. Я приехал туда с четырьмя-пятью тысячами рупий (от 3,5 до 4,5 тысяч рублей или от 47 до 58 евро – Sports.ru). Покупать еду и всякие штуки приходилось самому, средний обед стоил 80 рупий. Хорошо, что иногда меня подкармливали бесплатно – самосой (индийская выпечка с начинкой, аналог самсы – Sports.ru), рисом, тем же, чем питались сотрудники. Я так и не полюбил индийскую кухню, но выхода не было.

Ни одного дня я не ныл, не плакал, не был в депрессии. Я как солдат – всегда на передовой, никогда не перестаю биться. До последнего надеялся на лучшее. Иногда я думаю, что хотел бы большего. В – видимо, бог решил не давать мне слишком многого.

День стал сплошной рутиной. Я гулял по зданию, смотрел на небо, у дверей пытался вдохнуть немного свежего воздуха – в аэропорту был садик. Смотрел фильмы. Одна пассажирка подарила мне книгу «Будь своим собственным терапевтом» – она помогла, но быстро утомила. Та же женщина рассказала мне о «Терминале» – сказала, что я как Том Хэнкс. Можно сказать, я им вдохновился, хотя и не смотрел. У нас похожие истории, только у меня – не сказка, а жизнь.

В какой-то день охранник посоветовал мне написать твит о том, что нужна помощь. Через несколько дней приехал Рахул Канал (сотрудник социальной службы) и отвез меня в отель Lucky в Бандре. Здесь хорошая комната с телевизором, на нем я смотрю фильмы. Недавно добил «Дневники вампира», теперь на третьем сезоне Money Heist. В Индии жесткий карантин, а в Мумбаи – самая тяжелая ситуация с больными по всей Индии, так что я не могу рисковать и сходить на прогулку (Индия – четвертая в мире по числу заболевших коронавирусом (366 тысяч человек) сразу после России; в Мумбаи власти прогнозируют до полумиллиона инфицированных к концу июля – Sports.ru).

Так что я снова взаперти. Все международные рейсы по-прежнему отменены. Все еще жду открытия границы. 

Когда выберусь из Индии, поеду в другой клуб, куда бы меня ни позвали. Надо будет – поеду и в Россию, ничего не испугаюсь. Знаете, меня каждый год поздравляют с днем рождения. 23 года, 24, 25 – и я всегда рад. Но с каждым годом конец карьеры все ближе – а я так ничего и не выиграл.

Я раздал кучу интервью, но не стал суперзвездой. Я не Роналдо и не Неймар – хотел бы прославиться, как они, но сейчас все такой же простой человек. 

Мне хочется одного: попасть домой, отдохнуть, поужинать с семьей, начать тренироваться.

А пока – фильмы и сериалы. Вечером – футбол, если поймаю. На выходных хотел включить «Реал», но не нашел – крутили одни повторы.

Маркус Рэшфорд – герой. Он заставил британское правительство отменить собственное решение и вернул детям бесплатное питание на лето

В Бразилии ад, но президент хочет вернуть футбол (директор «Ботафого» считает это самоубийством) и называет вирус гриппчиком

Фото: Mumbai Mirror; imdb.com; facebook.com/rogermillerarmedsimbatoure

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья