Блог Железный дровосек

Бага – необычный, в Минске помогает мама, что советует игрокам Альшевский. Знакомимся с самым загруженным футболистом БАТЭ в прошлом сезоне

Александар Филипович – про свою жизнь в Беларуси и несостоявшийся переход в «Фулхэм».

Александар Филипович – незаменимый для БАТЭ исполнитель в прошлом сезоне. Серб провел больше всех матчей среди игроков «желто-синих» (29 встреч), причем во всех выходил в старте. В сентябре 2019-го сербский легионер продлил соглашение с БАТЭ и еще как минимум сезон проведет в составе борисочан. В большом интервью Тарасу Щирому Филипович рассказал о памятном разносе Капского, веселом Баге и диких нагрузках Магата, с которым пересекся на просмотре в «Фулхэме».

– Александр, давай начнем с актуальных новостей. Расскажи, чем ознаменовался этот март для тебя?

– Недавно вернулись с долгого и насыщенного турецкого сбора. Честно говоря, ждал, когда уже приедем в Беларусь. Работать здесь мне нравится больше. Кроме того, я вновь вместе с женой Катариной и нашим ребенком – сыну Вукану недавно исполнилось два месяца. Так что все нормально. Тренируемся и готовимся к чемпионату.

– А кто с Вуканом, пока вы с Катариной гуляете по торговому центру?

 Моя мама. Она на месяц прилетела в Беларусь, чтобы помочь нам. Все-таки одной Катарине было бы тяжело. Мать достаточно часто бывает у нас.

– Как ей Минск?

– Нам всем город нравится. Маме импонирует, что в Минске хватает зеленых зон, а в Сербии – дом на дому. Не везде такой чистый воздух. Кроме того, Беларусь – мирная страна. Жена спокойно вечером выгуливает нашу собаку – и никаких проблем.

– У вас и собака есть в Минске?

– Да. Маленькая белая мальтийская болонка по кличке Бени. Она уже давно с нами. Купили семь лет назад в Ягодине. Я долгое время играл за клуб из этого города, и там же познакомился с Катариной. Год назад мы поженились в моем родном Лесковаце. Бени всегда вместе с нами летает туда-сюда, и проблем с ее перевозом в Беларусь не возникало. После первого полета проверили ее паспорт, уточнили, сделали ли мы вакцину, и больше вопросов не было.

– За продуктами мама сама ходит в магазин?

– Да, но ей пока тяжело – она не говорит на русском. Просто берет, что надо, и протягивает кассиру карточку.

– Что чаще приносит домой?

– Овощи, картофель, курицу – все, из чего потом готовит обед или ужин. Пару раз подавала на стол что-то из сербской кухни. Например, перец или капусту с мясом. Хватает ли ей продуктов? В минских магазинах есть все, что можно купить в Сербии. Качество продуктов нас тоже устраивает.

– Уверен, что для мамы рождение внука стало праздником.

– Конечно, и для мамы, и для папы. Что любопытно, у моей сестры Милены три года назад тоже родился сын, и он тоже появился на свет 26 декабря. Как и Вукан. Это удивительно. Маме нравится проводить время с Вуканом. Она сейчас домохозяйка, и у нее есть время для нас. Тем более у меня ежедневные тренировки, и она нам, как уже говорил, очень сильно помогает. Благодаря маме нам стало легче.

– По всей Европе бушует коронавирус. Мать не боялась лететь в Беларусь?

– Нет. Честно говоря, и я этого не боялся. Конечно, неприятно, когда ежедневно в новостях постоянно слышишь о коронавирусе, но никакого страха из-за этого не испытываю. В Сербии первого заболевшего выявили 6 марта (подтверждено уже более 50 случаев заболевания – Tribuna.com). Мужчина вернулся от сестры из Будапешта, посещавшей до этого Италию. Приехав домой в Суботицу, почувствовал недомогание. У него повысилась температура, обратился к врачам, и его сразу забрали в больницу. Паники в Сербии пока нет. Власти уверяют: если что-то серьезное и произойдет, то в плане медицины в стране есть все необходимое для борьбы с вирусом.

– Какие рекомендации дают врачи БАТЭ? Не ходить в торговые центры?

– Нет, на этот счет нам ничего не говорили. Всё в команде достаточно спокойно. Но ребята понимают, что есть общие рекомендации, которым надо следовать.

– Как считаешь, стоит ли в такой непростой ситуации перенести начало чемпионата Беларуси на более поздний срок?

– Сейчас приостановили многие европейские чемпионаты. В Сербии в том числе. И, на мой взгляд, перенос был бы правильным решением. Здоровье людей, конечно же, дороже.

* * *

– Давай поговорим о тебе. Ты родился на юге Сербии – в городе Лесковац. Что в нем может привлечь туриста?

 Честно говоря, не знаю. Ничего такого [интересного], что есть в Минске или в Белграде, там нет. Раньше в городе был хороший футбольный клуб «Дубочица», но сейчас он не очень котируется – из-за проблем с деньгами. Выступает в четвертой или пятой лиге и не является профессиональным.

Лесковац известен тем, что в нем родился знаменитый сербский певец Тома Здравкович. Правда, он уже умер. Тома считался легендой не только нашего города, но и всей Сербии. Он исполнял старые народные песни. В память о Здравковиче в центре нашего города установили памятник.

– Тебе нравится его музыка?

– Да. Сейчас не очень часто его слушаю, а так, если с друзьями где-то находимся, то можем включить. У него очень душевные песни, которые вызывают приятные эмоции.

А еще Лесковац любопытен тем, что считается городом мяса. Каждый сентябрь там проводится Роштилиада – фестиваль мяса на гриле. Во время Роштилиады движение по центральной улице – по бульвару Освобождения – закрывается. Во время праздника по бульвару гуляют люди и едят мясо. Кроме того, во время фестиваля повара соревнуются в приготовлении самого большого в мире бифштекса – плескавицы. Она получается реально огромная и весит больше 50 килограмм. Ты все сам можешь на YouTube посмотреть.

– Какой уровень жизни в Лесковаце? Уезжает ли население в более крупные города?

– Все-таки в Лесковаце не самые высокие зарплаты, и молодежь отправляется в поисках работы в Белград или за рубеж. Точные суммы не знаю, но местные жители, наверное, получают 200 или 300 евро. 400 – это максимум.

– Читал, что в твоем городе живет много цыган.

– Да, и у нас есть отдельный район, где проживают цыгане. Они преимущественно занимаются тем, что торгуют всем подряд на рынке – и одеждой, и остальным. Ты, к примеру, подойдешь к цыгану, а он тебе скажет: «Этот телефон стоит тысячу евро» – «Но у меня только сто!» – «Ну ладно, давай сто» :).

Когда я учился в школе, у меня был приятель-цыган. Адекватный парень, и проблем с ним вообще никаких не возникало.

– Расскажи о своей семье.

– Отца зовут Горан. Он, кстати, тоже мясник. Очень любит футбол. Когда я еще был маленьким, папа даже играл за «Леминд» – другую команду из нашего города. Этот клуб уже не существует, а раньше выступал в низших лигах Сербии. Раньше папа постоянно возил меня на тренировки на своем «Ситроене». Сейчас отец смотрит буквально каждую игру БАТЭ в интернете. Что касается мамы, то она в моем детстве, как и сейчас, была домохозяйкой. Как уже говорил, у меня есть родная сестра. Она старше меня на два года и работает на медицинской фабрике в Ягодине.

– С чего началась твоя футбольная карьера?

– Я просто очень много времени с друзьями проводил во дворе, на школьном стадионе, где гонял мяч, и в какой-то момент сказал: «Папа, хочу пойти тренироваться». Мне тогда было восемь или девять лет, и все мои друзья тоже занимались футболом. Сначала играл опорного полузащитника, а затем из меня сделали центрального защитника, и лишь после этого я оказался на фланге.

– С кем вы там соревновались на юге Сербии?

– А у нас была своя региональная лига. Постоянно играли против команд из Ниша, Вранье, Пирота, и всегда становились первыми.

– Поэтому тебя и заприметили тренеры «Ягодины»?

– Все верно, на меня обратили внимание после одного из матчей за «Дубочицу».

– Тяжело было уехать от родителей?

– Да. Мне на тот момент было всего 12-13 лет. Я жил вместе с моим другом в маленькой арендованной клубом квартире. Я просто учился, тренировался, ел в ресторане и шел домой. Поначалу мне платили 100 евро, а позже, когда подписал первый профессиональный контракт, начал зарабатывать 300 евро.

В 16, когда уже попал в основу, у клуба появились финансовые проблемы. Задолженность в оплате за квартиру в какой-то момент тоже стала немаленькой. И ее хозяин как-то не выдержал и сказал: «Вы должны заплатить сегодня до 12:00! Платите или выселяйтесь!» Я позвонил одному человеку из клуба, и он убедил, что все будет оплачено. В итоге ничего в срок так и не выплатили, и я уехал на игру, оставив все свои вещи на нашем стадионе. На время, пока не было жилья, я на несколько дней уехал в Лесковац. И лишь после того, как появилась новая квартира, вернулся в Ягодину.

– Что ты купил себе за первую зарплату?

– Уже не помню. Помню про премиальные. В сезоне-2010/11 «Ягодина» боролась за выживание, и в самой концовке чемпионата меня – а я тогда стал призываться в сборную U-16 – вызвали в основной состав, так как не хватало одного игрока для полноценной заявки на матч. В итоге провел с основой лишь одну тренировку и меня выпустили на три минуты. Мы тогда переиграли в Белграде «Рад» 4:2 и сохранили место в высшей лиге. На следующий день команде выдали премиальные. Я получил 450 евро и купил себе мобильный телефон Nokia. Премиальные, кстати, всегда выплачивали на протяжении недели после победы.

– А зарплату?

– Несколько лет все было хорошо, но потом все изменилось, и нам как-то пришлось ждать пять месяцев, чтобы с нами полностью рассчитались. В те сложные моменты на помощь приходили папа и мама.

– Мне рассказывали, что в Сербии стабильная финансовая ситуация всего лишь в нескольких клубах – у «Партизана» и «Црвены Звезды». В остальных командах достаточно часто возникают задержки по выплатам.

– В целом да, но и у «Партизана», и у «Црвены Звезды» тоже бывают проблемы. Просто там высокие зарплаты, и за эти деньги [при задержках] можно жить нормально. В стране есть три клуба, а они негосударственные, в которых не возникает проблем с деньгами. Это «Чукарички», «Вождовац» и «Напредак». Все.

– Самая главная победа для тебя на данный момент – это чемпионство с U-19 на чемпионате Европы в Литве в 2013-м?

 Да, у нас тогда была классная команда. Со многими и до этого был знаком, поэтому очень хорошо сдружились. Атмосфера внутри коллектива была отличная и веселая. Мы даже в отеле в Каунасе в одной из больших комнат играли в квадрат – восемь на два – и никто нас не видел. Самым главным шутником считался Александар Митрович, выступающий сейчас за «Фулхэм». Он уже тогда был очень фактурным футболистом, и, когда начинал громко смеяться, было достаточно забавно. Правда, это было так давно, что и припомнить что-то смешное очень тяжело. После того турнира очень много футболистов уехало в Западную Европу.

Что интересно, в квалификации Евро у нас, у Ирландии и Словакии было по шесть очков, но по забитым мячам мы все-таки были лучше и отобрались на ЧЕ. В первой игре победили Турцию, потом Грузию и сыграли вничью с Францией. В финале мы уже переиграли французов, но самый интересный матч произошел в полуфинале с Португалией. Основное время завершилось со счетом 2:2, и мы одержали победу в серии пенальти.

– Смотрел список бьющих, и тебя среди них не увидел. Почему не подошел к «точке»?

– Не знаю. Думаю, тренер Любинко Друлович сам составил список тех, кто должен бить. Я, если честно, никогда не подходил к «точке». Единственный мой одиннадцатиметровый случился во время кубкового матча с «Городеей» в 2018-м. Забил.

Александар Филипович вместе с родителями и супругой Катариной.

– Как тогда чемпионов встретили в Белграде?

– Да ничего особенного не было. Вот когда в 2015 году молодежка выиграла чемпионат мира, в Белграде на улицах собирались люди, и было очень шумно. В нашем случае подобного не было. Нас просто собрали в футбольном центре и поздравили.

– Вас неплохо премировали?

– Дали по пять тысяч евро. Часть из этих денег потратил на учебу в автошколе, а потом с собранных денег купил себе в Сербии «Opel Astra». На ней сейчас папа ездит.

– Когда тебе поступило первое интересное предложение из Западной Европы?

– Через год. Меня тогда звали в «Фулхэм». В один день к президенту «Ягодины» пришел агент и рассказал об интересе со стороны англичан. Связались со мной, я сказал, что был бы не против переехать в Англию. Через пару дней мне сообщили, что нужно лететь в Австрию – там «Фулхэм» проводит сборы.

– Кто в тот момент тренировал «дачников»?

– Феликс Магат. Очень серьезный человек. Немногословный. При нем работалось очень и очень тяжело. Каждый день мы дважды тренировались. Даже несмотря на плохие погодные условия. Лил сильный дождь – просто катастрофа! – мы выходили на улицу и работали типа в тренажерке. Мокли, но отжимались, качали пресс и все такое. А он в это время стоял в сторонке и следил за происходящим.

Мы очень много бегали вокруг поля. Выглядело это так. Сначала стартую я, а чуть сзади – мой напарник. Интервал составлял примерно пять метров. И если он меня опередит, то я должен буду выполнить, к примеру, определенное количество отжиманий. Не помню количество, но отжимались много. Это была очень серьезная работа.

А в один из дней Магат сказал, что будет лишь одна тренировка, после чего мы поедем прогуляться. В итоге проехали определенное расстояние к подножию горы на автобусе, и тренер сказал: «Все. Дальше идем». В гору поднялись пешком, потом на большую гору переехали на фуникулере, и назад вновь пешком. В итоге так три часа гуляли по горам. По нагрузке прогулка напоминала тренировку. Я прямо оттуда готов был домой в Сербию уйти :). Все были уставшими.

Я в Австрии отработал семь дней, и Магат хотел видеть меня в команде. «Фулхэм» вернулся в Лондон, а я поехал в Сербию – ждать разрешение на работу в Англии. Но у меня не было паспорта гражданина Евросоюза и матчей, проведенных за сборную, поэтому трансфер сорвался.

– Магат – самый жесткий тренер в твоей карьере?

– Да. Семь дней с «Фулхэмом» – это самый тяжелый период по нагрузкам в моей карьере.

– Сколько ты сбросил килограмм в Австрии?

– Четыре или пять – это сто процентов.

– Сильно расстроился, что не перешел в «Фулхэм»?

 Не очень. Серьезно. Возможно, мне еще рано было переходить в такую команду. В итоге провел в «Ягодине» еще два сезона и уехал в «Вождовац».

– Ты обмолвился, что «Вождовац» – одна из немногих частных команд в Сербии. Кто ее содержит?

– Марко Здравкович. Приятный руководитель. С ним в любой момент можно было встретиться и обсудить различные вопросы. У него есть торговый центр, прямо над которым находится стадион «Вождоваца». Он небольшой, но очень красивый.

Мне там очень понравилось. В клубе все было четко. У меня было все, в чем я нуждался. Зарплату всегда платили в срок. Да и играли мы в красивый футбол – обыгрывали и «Партизан», и «Црвену». С нами считались все.

– У тебя были другие варианты продолжения карьеры кроме БАТЭ?

– Когда мне набрал агент Саша Джорджевич и сказал, что мной интересуются из Борисова, сразу сказал: «Если есть возможность, я бы подписал контракт с БАТЭ». Почему? Мне нравился этот клуб. Вместе с Джорджевичем смотрели игру с «Ромой», и мне понравился футбол, в который играли белорусы. Я имею в виду тот матч, когда Младенович сделал дубль, и БАТЭ победил со счетом 3:2.

– Я читал, что тобой интересовались клубы из топовых европейских лиг. Это правда?

– Мной? Я не знаю. Может быть, это ошибка.

– Тогда какой самый известный клуб интересовался тобой?

– Тот же «Фулхэм». Еще был вариант с «Томью», когда она играла в российской Премьер-лиге, но агенты не договорились. В чем конкретно, не знаю.

– Если о БАТЭ ты был наслышан, то о Беларуси, видимо, вообще мало знал?

– Да. Впрочем, я заранее переговорил еще с Мирко Иваничем, и он заверил, что клуб очень серьезный, и мой переезд не будет ошибкой. Родители меня поддержали. Кроме того, язык не очень сложный, и в команде уже были сербы, которые помогали все быстрее понимать. Я застал Иванича и Милуновича, а потом подъехали Симович и Василевич.

Когда только приехал в Минск, на улице лежал снег и было холодно. Поначалу мне было очень тяжело. Все-таки никогда прежде за рубежом не играл, и было как-то неуютно. Я или сидел дома, или встречался с Милуновичем и с Симовичем, которые мне активно помогали. Кода мне было что-то нужно, я звонил Неманье, и он, в свою очередь, набирал или хозяину моей квартиры, или по каким-то другим вопросам. А потом стало теплее, ко мне приехала будущая жена, и уже было намного легче. И Минск, конечно же, понравился. Я его увидел другим.

– Ты пришел в команду при Олеге Дулубе. Каким тебе запомнился этот тренер?

– Я тогда толком еще ничего не понимал и не говорил на русском. Просто выполнял работу, которую мне давал тренер. Так что мне сложно ответить на этот вопрос.

– Понял. Каким было твое знакомство с Анатолием Капским?

– Это был матч на Кубок Беларуси с «Ислочью». Мы победили 2:1, и после игры Капский зашел в раздевалку, поздравил команду, там мы с ним и познакомились. Ничего особенного не было. Тет-а-тет мы никогда не говорили – не было особых поводов. Наше общение если и происходило, то в раздевалке. Периодически он интересовался, все ли у меня хорошо, и как я себя чувствую. Думаю, Анатолий Анатольевич ждал, когда я выучу русский, чтобы мы лучше понимали друг друга. А так, если я что-то не понимал, он обращался к Милуновичу, и тот переводил мне слова Капского.

– Недовольным его видел?

– Один раз. Когда проиграли «Городее». Он зашел в раздевалку после матча и сразу начал очень эмоционально высказываться о нашей игре. До этого я только слышал о его эмоциональности, а тут увидел все сам. Никто не мог прервать Капского. Как мне кажется, его монолог длился минут 15-20. Говорил исключительно он, а все остальные молчали, опустив головы. Мне поначалу было неприятно, но потом мне объяснили, что Анатолий Анатольевич всегда такой, когда команда проигрывает. Очень переживал за результат и всегда хотел, чтобы команда играла как можно лучше. Лично на меня он никогда не кричал.

– Знал, что у Капского проблемы со здоровьем?

– Да, но никто не мог подумать, что все так закончится. Помню, после матча с «Видеотоном» у нас была тренировка в Дудинке, и нам всем пришло сообщение в чате, что мы должны все вместе собраться. Слово взял Алексей Бага и сказал, что Анатолия Анатольевича больше нет с нами. Мы после этого несколько дней не тренировались. Атмосфера была угнетающая.

– Кто из легионеров наиболее остро воспринял смерть босса?

– Милунович и Иванич. Они долго были в БАТЭ и много общались с ним. Им было очень тяжело перенести его смерть.

– Ты хоть мало работал с Капским, но каким его запомнил?

– Этот человек очень хорошо знал свою работу. Знал, как нужно поддержать свою команду и что сказать тому или иному футболисту. Все делал ради того, чтобы команда была лучше. Его все всегда слушали. Он обладал большим авторитетом.

* * *

– После ухода Дулуба главным стал Алексей Бага. У тебя прежде был тренер, который так много шутил?

 Никогда. Он все всегда делал с шуткой, и атмосфера при нем была классная. Первый год с Багой мы очень хорошо играли и здорово выступили в Лиге Европы. В прошлом сезоне атмосфера тоже была хорошая, но повторить успех у нас не получилось. Почему? Не знаю. Все виноваты. Но стоит признать и успешную игру Бреста, который мы в том сезоне не переиграли. Конкуренция возросла.

– Вспомни самую крутую шутку, которую ты слышал от Баги.

– Мне больше всего понравились его слова на пресс-конференции после победы над «Арсеналом» о том, что это лучше, чем секс. Я это прочитал позже на «Трибуне», было очень забавно.

Алексей Бага: «Это было лучше, чем секс»

Как он меня называл? Всегда по-разному: Саша, Шура, Санька, Фил и Сашко. Мне, если честно, было очень комфортно с ним работать. Хороший тренер. Любит атаковать и быстро играть вперед.

– Уход коуча стал для тебя неожиданностью?

– Я осознавал, что раз в чемпионате мы не победили, то у тренера могут возникнуть сложности, но не думал, что он может уйти. Повторюсь, мне было очень приятно с ним работать, и, узнав, что он расстается с клубом, стало тяжело на душе. Но это жизнь. А в том, что БАТЭ не выполнил задачи, виноват не только он, но и мы все.

– БАТЭ недавно возглавил Кирилл Альшевский. Как можешь описать этого специалиста?

– Постоянно говорит, чтобы долго не бегали за мячом, а всегда его контролировали. А если случается потеря, то сразу должны прессинговать. Все это прививалось нам на сборах, и в спаррингах мы старались именно так играть. Думаю, что в этом компоненте все будет хорошо. Мы с каждым матчем играем все лучше и лучше.

– На твой взгляд, какой из спаррингов для БАТЭ получился наиболее содержательным?

– Игра с киевским «Динамо» мне очень понравилась. Украинский клуб выставил состав, близкий к оптимальному. Это один из лучших наших матчей в этом году. Мы играли под нагрузкой, но действовали здорово. Меняли позиции, имели много моментов, могли победить, но закончили матч вничью 1:1.

– Ваши новички быстро привыкли к новым партнерам?

– А кого вы имеете ввиду? Настича? Так Боян уже был в команде в конце прошлого года. Поначалу ему было непросто, но за три или четыре месяца, который провел в Беларуси, стал неплохо понимать русский язык. Очень хороший игрок – до перехода в БАТЭ три года провел в Бельгии.

– Ты знаешь его, грубо говоря, сто лет. Постоянно с ним вместе?

– Мы знакомы с Настичем с 16 лет, и вместе выступали за различные сборные Сербии, но я не скажу, что мы все время встречаемся. Все-таки у меня маленький ребенок, а у него супруга беременна. Элин – бельгийка, и живет вместе с ним в Минске.

– С кем Настич общается чаще всего?

– А со всеми нашими балканцамb – Дубайичем, Миличем, Копитовичем. У нас очень хорошая компания. Мы как друзья, и между нами никогда не возникало проблем. Раньше собирались вместе чуть ли не каждый день. Я, к примеру, мог написать: «Мы сейчас ужинаем с женой. Если хотите, присоединяйтесь», и кто-то начинал подтягиваться.

– Как называется ваш чат в Вайбере?

– Tom Ford. Есть у нас шутка. Мы как-то сидели вместе с Настичем на лавке во время игры в Турции и общались. Шел второй тайм, солнце било в глаза, и Настич сказал, что ему прямо сейчас нужны солнцезащитные очки, и у него есть очки от Tom Ford. Как только сказал, эта фамилия сразу прилипла к нему, и мы сразу начали подшучивать. Так и назвали наш чат.

– Следишь в межсезонье за другими белорусскими командами?

– Не очень пристально, но в курсе, что усилился «Шахтер», подписавший контракт с сербом Игором Ивановичем. Мы вместе играли за «Ягодину». Быстрый парень с хорошей левой ногой. В прошлом году был одним из лучших игроков чемпионата.

А в минское «Динамо» тоже серб приехал – Марко Павловски. Вместе с ним выступали за юниорскую сборную, выигравшую чемпионат Европы. В каждой из сборных Сербии, за которые играл, он был капитаном. Лидер. Очень хороший футболист. Марко в свое время перешел в «Порту», но играл лишь за вторую команду, и после этого на очень серьезном уровне больше не выступал.

* * *

– У тебя действует соглашение с БАТЭ, но давай абстрагируемся от этого. Чего в целом хочешь добиться в карьере?

– Для начала вновь стать чемпионом Беларуси, а после прошлого сезона этого очень хочется, и вновь сыграть в групповом раунде Лиги Европы. Дальше будет видно. Не думаю о том, что произойдет через год или два. Всего достигать нужно постепенно.

– А как же сборная?

– Я очень хочу играть за свою национальную команду. Я уже был один раз в составе сборной – вызывали в 2017-м на товарищеский матч с Южной Кореей, – но на поле так и не вышел. Тренеры интересовались мной и после переезда в БАТЭ, смотрели игру с «Челси», но на этом пока все. Надеюсь, что еще получу вызов.

ФОТО: fulhamfc.comvk.com/fcislochmondo.rsnovosti.rsvk.com/fc_dinamominsk

Автор

Комментарии

  • По дате
  • Лучшие
  • Актуальные
  • Друзья