Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Блог О духе времени

    БАТЭ присвоил право штрафовать прессу и решать, как ей жить. «Трибуна» отказывается от клубной аккредитации на сезон

    Что-то странное в Борисове.

    Чтобы получить аккредитацию на матч вселенского масштаба «Реал» – ПСЖ в Лиге чемпионов, достаточно одного электронного письма с корпоративной почты. Не нужен ни так до сих пор любимый в нашей стране факс, ни скан заявки с подписью и печатью, ни копия паспорта или журналистского удостоверения. Нужно только электронное письмо.

    Чтобы получить сезонную аккредитацию от БАТЭ на матчи чемпионата и Кубка Беларуси, нужны заявка с подписью и печатью по факсу или сканом, копия какого-нибудь документа с фото, ФИО руководителя, но прежде всего нужно ознакомиться с десятью экранами, которое занимает положение об аккредитации.

    Обычно мы не пишем о внутренней кухне – ну кому какая разница, как журналисты получают аккредитацию. Надо прочесть десять экранов – читаем, это наша работа. Но перед сезоном-2018 БАТЭ сумел удивить не только объемом. Требования, выдвинутые клубом Анатолия Капского в отношении СМИ, противоречат не просто здравому смыслу, но и действующему в стране законодательству. Согласно положению об аккредитации, клуб присваивает себе право решать, с кем могут сотрудничать журналисты, как редакциям распоряжаться произведенным ее сотрудниками контентом, а еще – право наказывать СМИ денежными штрафами. До подобного не додумались ни в МИДе, где выдают аккредитацию журналистам со всего мира для работы в стране, ни в белорусском парламенте, куда многие медиа стремятся заслать своих представителей, ни в пресс-службе президента. Федерация футбола от таких изощрений далека бесконечно. Это просто какой-то особый борисовский путь. Как нам кажется, с легкими элементами паранойи.

    Итак, вот ссылка на документ, чтобы каждый желающий мог с ним ознакомиться.

    Положение БАТЭ об аккредитации представителей СМИ

    По возможности коротко расскажем, что же нас здесь удивило. Не будем придираться к мелочам и остановимся на главном. Главное, в основном, скрыто в обязанностях аккредитованных журналистов. Они много чего должны – у клуба «долгов» куда меньше.

    1. Итак, аккредитованные журналисты не должны «распространять материалы негативного характера, содержащие бездоказательную критику сотрудников ООО «ФК БАТЭ» (пункт 7.2.3)

    Вроде, все нормально, но если подумать: что значит негативный материал? И что значит бездоказательная критика? Свежий пример. Мы рассказываем о том, что у БАТЭ не все в порядке с посещаемостью – материал, получается, негативный? Для БАТЭ негативный. А еще не в лучшем свете в статье предстает начальница департамента развития клуба Наталья Марченко, запретившая публиковать интервью с ней, – возможно, она не согласна с тем, что стагнация посещаемости как-то связано с ее подразделением. Клуб вполне может решить, что это бездоказательная критика.

    У БАТЭ проблемы с посещаемостью – и клубу, похоже, по этому поводу нечего сказать

    А ведь мы еще должны уважать деловую репутацию Натальи Олеговны (7.2.2) и других сотрудников БАТЭ, а тут всем рассказали, что она запретила публиковать интервью – ну как это?

    2. Аккредитованные журналисты не должны шпионить – сами понимаете, времена нынче неспокойные. Или что клуб имеет в виду? Может быть, вы поймете: «…не использовать свои профессиональные возможности в целях <…> сбора информации в пользу постороннего лица или организации, не являющейся СМИ…» (7.2.4). Это просто забавно, тут ничего страшного. В этом же пункте клуб хочет оградить себя от слухов. Получается, что журналистам рекомендовано не использовать информационные утечки, а терпеливо ждать, пока не появится официальная информация на сайте БАТЭ. Конечно, клубу хочется покоя, но инсайд – важная составляющая спортивной журналистики. И вместо того, чтобы предпринимать меры по соблюдению секретности, в Борисове пробуют ввести обтекаемую формулировку, под которую можно подогнать что угодно и впоследствии оказывать давление на медиа.

    3. Оказывается, коммерческую тайну БАТЭ должны соблюдать…журналисты, а если сказать, что Кирилл Альшевский – племянник Анатолия Капского, то у медиа могут быть проблемы (7.2.10). В общем, если вы хотите аккредитацию, то должны: «соблюдать режим коммерческой тайны в отношении сведений, касающихся ООО «ФК БАТЭ» или его сотрудников, ставших известными представителю аккредитованного СМИ, получать согласие на распространение в СМИ сведений о личной жизни сотрудников ООО «ФК БАТЭ» от них самих или их законных представителей».

    Размер зарплаты конкретного футболиста или бюджета, стоимость трансфера – все это подпадает под определение «коммерческая тайна». Почему ее должны оберегать журналисты? Это очень нестандартный подход. Ремарку про личную жизнь можно воспринимать как антисемейную. Формально получается, что, рассказывая о родственной связи условных сотрудников клуба (ну, это же личная жизнь), медиа вполне может нарваться не просто на лишение аккредитации, но и на штраф.

    4. Если вы нашли в соцсетях прикольное видео с «Борисов-Арены» (например, кто-то выбежал на поле или на трибунах вывесили неожиданный баннер), и человек, снявший ролик, не против, чтобы оно появилось у вас на ресурсе, это еще не значит, что дело в шляпе. Надо еще получить разрешение у пресс-службы БАТЭ, потому что съемка – непрофессиональная. Также пресс-служба БАТЭ должна быть в курсе того, что вы берете фотографию у коллег, даже если коллеги не против. И только с разрешения пресс-службы БАТЭ можно взять фотографию у пресс-службы гостевой команды, побывавшей в Борисове. Ну, логично же все. Пункт 7.2.12 просто прекрасен! В нем же сказано о том, что СМИ не могут передавать свои фото- и видеоматериалы в коммерческих целях третьим лицам без согласования с БАТЭ. То есть клуб даже намерен указывать медиа, с кем вести бизнес. Вы представляете себе директора «Комаровского рынка», который говорит, кому отпустить картошку, выращенную вами, а кому отказать? А вот агентству БелТА, чтобы продать снимки, надо обязательно посовещаться с БАТЭ…

    Зато БАТЭ имеет право затребовать у СМИ фото и видео – и материалы надо передать в течение одного рабочего дня.

    5. Закон о СМИ говорит, что во время массовых мероприятий (футбол – это же массовое мероприятие?) ни у кого об аудио- и видеосъемке спрашивать не надо, а БАТЭ говорит, что надо (7.2.11). Вот Анатолий Капский решил пошалить в Солигорске, попросил включить песню Шнура погромче и адресовал ее спортивному директору «Шахтера». Хотите выложить видео инцидента? Обязательно согласуйте это с БАТЭ.

    6. Аккредитацию вам дадут только при условии, что вы согласны нести ответственность, прописанную в положении. Ответственность не абстрактную (лишение аккредитации или приостановка ее действия, хотя и такое возможно), а очень даже материальную. За личную жизнь, коммерческую тайну или за съемку на массовом мероприятии без разрешения БАТЭ СМИ должны быть готовы заплатить штраф размером в 100 базовых величин – это примерно тысяча евро (п. 9.7). Эти деньги надо выплатить добровольно – странно, что не прописано радостное состояние – в течение 10 рабочих дней.

    7. Но вообще, конечно, у журналистов есть права. Например, сходив на футбол, автор может опубликовать материал только в том СМИ, которое его аккредитовало, а если он напишет еще куда-то – тут уже могут быть проблемы (7.1.8). Получается, что даже подработать без согласования с БАТЭ не получится.

    ***

    Возможно, мы просто не в курсе современных веяний, а БАТЭ – в курсе, и в Борисове написали положение, как в лучших домах Парижа. Чтобы не слыть паникерами и не бросать ни на что и ни на кого тень, мы обратились в профильные журналистские организации, которые среди прочего компетентны и в юридических вопросах. Забегая вперед, констатируем факт: положения БАТЭ удивило всех наших собеседников. Ниже приведем пару мнений.

    ***

    «С какого перепугу футбольный клуб берет на себя функции следственного органа и суда, да еще в одном лице?»

    Член президиума Белорусской ассоциации спортивной прессы Руслан Батенков задает много встречных вопросов:

    – Получается, что если, условно говоря, журналист увидел в ночном клубе пристающего к окружающим пьяного сотрудника клуба N., он должен попросить разрешения написать об этом и будет оштрафован, если не попросит? И как же это соотносится с пунктом о создании «необходимых условий для профессиональной деятельности представителей СМИ как лиц, обеспечивающих право граждан на информацию»?

    Человек, включивший «штрафной» и прочие весьма сомнительные с точки зрения соблюдения свободы слова пункты в положение об аккредитации, вольно или невольно сработал против БАТЭ и его репутации. С какого перепугу футбольный клуб берет на себя функции следственного органа и суда, да еще в одном лице? Если у субъекта хозяйствования дела не ахти, меняют оборудование и персонал, а не потребителя готового продукта.

    На месте коллег я бы не стал унижаться и оформлять заявку на аккредитацию, пока пункт о штрафе и другие, не менее позорные положения не будут отменены. Лучше потратить время на составление обращения в соответствующие ведомства на предмет законности сего творения. Думаю, в пределах компетенции Белорусской ассоциации спортивной прессы мы этим тоже займемся.

    Кстати, не нашел в положении об аккредитации пункт о мерах ответственности клуба перед СМИ за невыполнение своих обязательств. А внести такой пункт стоило бы. Лично у меня еще долго не сотрется из памяти безобразнейший перевод предматчевой пресс-конференции «Арсенала» в Минске осенью прошлого года. Кто хотя бы извинился публично за время, потерянное журналистами на созерцание мучений дамы, брошенной на амбразуру вместо вдруг оказавшегося занятым штатного переводчика? Говоря словами Жванецкого, тщательней надо всем, а не только одной стороне процесса.

    «Никакой клуб не вправе устанавливать санкции для кого бы то ни было, кто не является его сотрудником»

    Председатель Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец также ознакомился с положением борисовского клуба об аккредитации и поделился мнением по наиболее неоднозначным пунктам.

    Необоснованная критика

    «Для начала отмечу, что сфера аккредитации журналистов на спортивные мероприятия не до конца урегулирована законодательно и потому находится в серой зоне. Что до положения, разработанного БАТЭ, то в него перекочевали некоторые формулировки из Закона о СМИ, но есть нюансы, которые обращают на себя внимание. Когда говорится о распространении «материалов негативного характера, содержащих бездоказательную критику», стоит учитывать, что критика может быть выражением мнения, и далеко не каждое мнение может иметь под собой фактологическое подтверждение. Мнение не может рассматриваться в качестве факта, который подлежит доказыванию. Это всего лишь субъективный взгляд на те или иные события».

    Кто и с кем может сотрудничать

    «Не совсем понятно, какое отношение имеет требование не собирать информацию в пользу посторонних лиц и организаций, не являющихся СМИ, к требованиям аккредитации.  Это, скорее, вопрос журналистской этики и редакционной политики.  Журналисты имеют право сотрудничать с разными редакциями, но, собирая информацию, они должны представляться, показывать свое служебное удостоверение».

    Коммерческая тайна

    «Понятие «коммерческая тайна» прописано в статье 140 Гражданского кодекса. Эта информация должна иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и ее обладатель принимает меры к охране ее конфиденциальности. То есть в первую очередь именно клуб должен оберегать такого рода данные. Преследование лиц, завладевших или огласивших коммерческую тайну, предусмотрено, но только в том случае, если они получили доступ к информации с нарушением закона. Например, проникли в чей-то компьютер. Но вообще сохранение коммерческой тайны – ответственность сотрудников клуба, и они также должны нести ответственность, если разгласят закрытую информацию вопреки контракту или трудовому договору».

    Личная жизнь

    «Схожая формулировка прописана в Законе о СМИ, хотя уместнее было бы говорить о тайне личной жизни или незаконном вмешательстве в нее (именно так это прописано в Конституции). Важный нюанс – защищает эту тайну не клуб, а  физическое лицо, чьи интересы нарушены,  или его законный представитель. Они же могут обратиться за этой защитой в суд. Непонятно, какое отношение к этому имеет футбольный клуб.

    Можно ли говорить, что Кирилл Альшевский, работавший в клубе, является племянником Анатолия Капского? Если речь идет о публичных фигурах и информация общеизвестна, то ее распространение не должно преследоваться. В последнее время в суды и милицию все чаще обращаются граждане за защитой своих персональных данных, очень широко трактуя это понятие, но, во-первых, это несколько другая история, и, во-вторых, эти претензии в большинстве случаев не имеют под собой правовых оснований».

    Запрет редакциям передавать фото- и видеоматериала третьим лицам

    «Непонятно, на каком основании возникло это требование. Журналист имеет право собирать, хранить и распространять информацию, если действует в рамках закона.  Например, информационные агентства живут именно за счет того, что продают свою информацию другим СМИ. Этот пункт положения об аккредитации БАТЭ ограничивает свободу массовой информации и является вмешательством в редакционную самостоятельность СМИ.

    Штраф в 100 базовых величин

    «Впервые с таким сталкиваюсь. Штраф налагают только уполномоченные государственные органы и в соответствии с Кодексами. В клубе могут утверждать, что это договорные отношения, но тут нет договора в принципе – предлагаются односторонние условия. Но дело не только в этом. Никакой клуб, никакое иное юридическое лицо не вправе устанавливать обязанности или санкции для кого бы то ни было, кто не является его сотрудником. Это может быть сделано только на уровне нормативно-правового акта, который должен быть опубликован в установленном порядке, пройдя все необходимые согласования».

    ***

    Нам, конечно же, стало интересно, кто в БАТЭ придумал такой документ. Возможно, именно ради таких документов борисовский клуб отправлял сотрудников на учебу в Англию. За комментарием в минувшую пятницу мы обратились к начальнику пресс-службы Сергею Дашкевичу, чья фамилия стоит под положением. Дашкевич отказался от оперативного комментария, попросив прислать письменный запрос – ответ на него будет дан в течение 15 установленных законом дней.

    В понедельник мы отправили запрос в клуб и позже ознакомим вас с ответом.

    ***

    В положении сказано, что оно будто бы разработано на «согласованных и взаимоприемлемых позициях, которым ООО «ФК БАТЭ» и представители СМИ обязуются следовать». Со своей стороны мы хотим заявить пару вещей:

    – С редакцией «Трибуны» позиции этого положения БАТЭ не согласовывал, как и с редакциями других СМИ, насколько нам известно. Документ составлен БАТЭ сугубо в интересах БАТЭ с пренебрежением к интересам СМИ

    – Мы не считаем позиции, приведенные в положении, взаимоприемлемыми

    – Мы не считаем эти позиции взаимоприемлемыми до такой степени, что добровольно отказываемся от аккредитации БАТЭ до тех пор (крайний срок заявки – 19 марта), пока положение не будет приведено в соответствие с законодательством.

    Пользователей «Трибуны» при этом хотим успокоить: как и прежде, мы продолжим рассказывать о жизни борисовской команды. Мы не сколонны смешивать жизнь команды с самодеятельностью клубного руководства. Есть выездные матчи, есть кассы «Борисов-Арены», есть интернет-трансляции и другие возможности и подходы, которые мы будем использовать.

    Фото: sb.by, Baj.by и из личного архива Руслана Батенкова

    Автор
    • Tribuna.com

    Комментарии

    • По дате
    • Лучшие
    • Актуальные
    • Друзья
    Реклама 18+
    Реклама 18+
    Включите уведомления,
    чтобы быть в курсе самых важных новостей